Теория «модернизации»

Автор: Keizerov. Опубликовано в Стратегия силы

w-024В теории «модернизации» речь, по сути дела, идет о воздействии одной общественно-экономической формации на другую. Но эта проблема поставлена в такой предельно отвлеченной, запутанной и искаженной форме «индустриальной эволюции», что смещаются и деформируются все критерии прогресса, игнорируется принципиальное различие между капитализмом и социализмом.

Теория «модернизации» не только ориентирована на пропаганду мифических преимуществ буржуазного образа жизни в самих капиталистических странах, но помимо этого является средством идейно-политического давления на развивающиеся страны.

Именно в расчете главным образом на них опыт модернизации западных капиталистических стран преподносится как «наилучший образец», а само капиталистическое общество - как «общество-эталон», якобы обладающее качествами положительного примера.

Концепция «модернизации» представляет собой попытку перехватить историческую инициативу, путем смещения критериев исторического прогресса представить капитализм в явно идеализированном виде флагмана социального прогресса.

Характерно, что пекинские теоретики для обоснования и подкрепления своих гегемонистских, великодержавных устремлений уповают на «модернизацию». Так называемые «четыре модернизации» (в промышленности, сельском хозяйстве, военной области, науке и технике) нацелены на создание предпосылок для усиления внешнеполитической экспансии Пекина, шовинистических и националистических амбиций, бредовых претензий на мировое господство.

Глашатаи теории и политики «модернизации» пытаются подменить реальное соотношение общественных систем на международной арене надуманными схемами, главная цель которых поставить под сомнение авангардную роль социализма.

Духом экспансии американского образа жизни проникнута другая буржуазная теория «вестернизации», превозносящая мнимые преимущества западной цивилизации. В ней речь идет об «американизации мира», духовном подавлении других народов, ликвидации их культурных ценностей.

Американскому империализму подобного рода доктрины отводят особую, мессианскую роль в обеспечении следования западным образцам и стандартам вопреки сопротивлению «идеологического фанатизма», под которым подразумевается стремление народов самостоятельно определять свою судьбу и управлять своими делами.

Идеологи империализма вынуждены признать свою «неспособность быть поборниками свободы и народовластия только силой собственного примера» и прибегают к угрозе силой и ее непосредственному применению для навязывания «американских стандартов».

Марксистское понимание роли примера в общественной жизни принципиально иное. В системе коммунистической пропаганды эффективное использование положительного примера социалистического образа жизни по праву занимает центральное место.

В.И. Ленин отмечал: «мы говорили и говорим: «Социализм имеет силу примера». Насилие имеет свою силу по отношению к тем, кто хочет восстановить свою власть. Но этим и исчерпывается значение насилия, а дальше уже имеет силу влияние и пример. Надо показать практически, на примере, значение коммунизма».

В современных условиях появляются признаки новой тактической перестройки буржуазной пропаганды в соответствии с изменившимися международными условиями. Стратегия «отбрасывания коммунизма» бесславно провалилась.

Столь же бесплодными оказались установки подрывной тактики «дифференцированного» подхода к социалистическим странам. Не отказываясь от дальнейших попыток раскола социалистических стран, теоретики антикоммунизма предлагают курс на «всеобщую конвергенцию», выдвигают новые, более тонкие приемы «дезинтеграции» социалистического мира путем «проникновения изнутри», «тихой контрреволюции», «размягчения», «наведения мостов» и т.п.

Сущность этой новой тактики довольно откровенно выражена в формуле подрывной стратегии: «Работать постепенно и осторожно в целях осуществления программы, призванной отнять у советских хозяев любых их подчиненных, проявляющих признаки недовольства, выращивать семена свободы в любых трещинах железного занавеса».

Вынужденные отказаться от попыток реставрации капитализма в социалистических странах с помощью военной интервенции и экономической блокады, реакционные империалистические круги отнюдь не отказались от попыток подорвать позиции социализма. Однако теперь главные свои надежды на подрыв социалистической системы они связывают с идеологической борьбой.

С этой целью ими используются новые, модернизированные методы и тактика. Характерны в этом отношении призывы к «мирному сосуществованию в области идеологии», к «идеологическому перемирию между двумя системами», к «свободному обмену идеями и информацией», к пресловутой «либерализации», «идейной терпимости» и требования уступок в области идеологии.

К числу подобных модернизированных тактических приемов относятся также отвлеченные рассуждения о «вползании в бесконечный процесс без поиска конечной цели», «логике необратимо свершающихся фактов», «постоянном и взаимном влиянии обществ», сочетании «динамики внутренних эволюций с динамикой косвенного влияния».

В этих условиях, по мнению идеологов империализма, «опасность нарушения прочности самих систем не уменьшается, а возрастает, поскольку влияние двух систем друг на друга, освобожденное от оков «холодной войны», становится более сильным и разносторонним».

Теория и пропаганда современной социал-демократии занимают видное место в расчетах стратегов империализма на «эрозию и разрыхление» социализма. Антиреволюционная направленность социал-демократических моделей социализма находит наиболее концентрированное выражение в попытках обосновать некий мифический «третий путь», противопоставить социализм коммунизму, о чем свидетельствует фальсификаторское утверждение, будто «капитализм и коммунизм продолжают быть носителями основных форм угнетения в современном обществе», а «единственной альтернативой капитализму и коммунизму является социализм».