Разносчики отравы

Автор: Keizerov. Опубликовано в Мифы из лабораторий

raznoschiki-otravy

Идеологические диверсии против нашего общественного строя, его уклада и политики государства терпят крушение. В разного рода работах западных идеологов и иных специалистов, появляются признания многих аспектов соцстроя. Появляются признания о проваленных атаках и диверсиях идеологического характера.  Некоторые известные и авторитетные западные теоретики признают, что «недоработали» в направлении развала нашей идеологии, не эффективно работает даже самая грязная ложь, направленная на подрыв.

В мировой истории, где коренные социальные и экономические перемены, ломавшие традиции политической власти и права, вызывали крах древних религий и идеологий, Советский Союз кажется бастионом внутренней стабильности».

Другой американский политолог, Р. Вессон, в своей книге, написанной с позиций неприкрытой враждебности к марксизму, вынужден признать беспрецедентный успех марксистской идеологии, «растущий магнетизм» русской революции, ставшей «источником и символом для подражания».

Одной из причин этого постоянно усиливающегося влияния марксизма-ленинизма является, по словам Р. Вессона, его пропаганда, забота о «взращении, культивировании и распространении» коммунистических идей.

Анализируя духовные процессы развитого социализма, американский советолог Альфред Б.Эванс сетует на то, что западные теоретики «проглядели» творческий подъем марксистской мысли, выразившийся в активной разработке теории и практики развитого социализма, проблем марксистско-ленинской диалектики, философии социализма.

Однако подобного рода признания чаще всего не получают никакого отражения в буржуазной пропаганде, ориентированной на массовую аудиторию. Это лишь один из примеров классовой стратегии империализма в сфере пропаганды тех новых, нередко противоречивых и скрытых связей, которые сложились в последнее время между теоретическими центрами и системой буржуазной пропаганды, ориентированной на осуществление идеологических диверсий.

Изучение новых форм взаимодействия и взаимовлияния идеологии и пропаганды в условиях современной идеологической борьбы представляет большой научный и практический интерес.

В каком соотношении находятся идеология и пропаганда? В какой мере совпадают или отличаются друг от друга выполняемые ими функции в идеологических диверсиях? Какие новые моменты появились во взаимосвязи и взаимодействии теоретического и пропагандистского уровня идеологической деятельности? Какова роль и место диверсий в теории и пропагандистской деятельности?

Какое воздействие в свою очередь оказывает буржуазная пропаганда на формирование и развитие теоретических концепций? Какие метаморфозы претерпевают взгляды буржуазных теоретиков на соотношение идеологии и пропаганды в условиях разрядки международной напряженности?

Как известно, среди многих буржуазных социологов существует предубеждение против слова «пропаганда», своего рода антипатия к нему, вызванная, по их собственному признанию, тем, что с этим термином в общественном мнении ассоциируются «грязные методы» пропагандистских кампаний и диверсий антикоммунизма, дезинформация, шантаж и преднамеренное искажение истины, клевета.

Некоторые из них решительно утверждают, что разрабатываемые ими теоретические концепции ничего общего не имеют с пропагандой, а сами они стараются держаться от нее подальше.

Однако, как будет показано в дальнейшем, подобная позиция далеко не всегда соответствует реальному положению дел. Теоретическая доктрина, созданная тем или иным ученым или группой ученых, представляет собой «отчужденный продукт», начавший самостоятельную жизнь, его пропагандистское звучание, место и роль в практике и пропаганде определяются факторами и обстоятельствами, лишь частично зависящими от воли и намерений автора.

Поэтому личная непричастность автора к пропагандистской интерпретации доктрины, равно как и его попытки отмежеваться от того общественного резонанса, который вызвала та или иная теория в системе средств массовой информации, еще ни о чем не говорит. Дело в том, какова реальная связь, объективно существующая между теоретической доктриной и ее пропагандистской версией, независимо от того, признается эта связь или отрицается.

Прежде всего, остановимся на социальной сущности и функциях буржуазной идеологии, с тем, чтобы адекватно определить ее место и роль в идеологических диверсиях.

Уместен вопрос: нет ли в содержании буржуазной идеологии таких элементов и сторон, которые предопределяют возникновение и существование идеологических диверсий?

Идеологическая диверсия начинается с того, что скрывается классовый характер и функции буржуазной идеологии, изображаемой как надпартийное, классово индифферентное явление.

Настораживают крайне расплывчатые и противоречивые определения, которые в буржуазной науке даются идеологии:

  • «совокупность идей, воспринятых личностями или народами без учета их происхождения или природы»;
  • «превращение идей в социальные рычаги»;
  • «новое определение рациональности, новый образ мышления, делающий упор на функциональные связи и количественные измерения»;
  • «особый, общепризнанный вид мышления, чувствования, говорения и миропонимания»;
  • «проекты будущей действительности».

Отметим, прежде всего, некоторые главные направления трактовки функций идеологии в буржуазной науке. Среди них, прежде всего, выделяется интегративная, охранительная функция идеологии, рассматриваемая как способность противостоять противнику, подрывать его идейные позиции, «гасить конфликты», создавать иллюзию общности целей, взглядов.

При таком подходе интегративная функция выводится из иллюзорной, «галлюцинаторной» формы «деформированного», мифологического, ложного сознания. Другая, активистская, функция идеологии представляется как страстная приверженность идее, побуждающая к действию.

По мнению Д. Белла, важнейшая функция идеологии, это разжигание страстей. С. Липсет предлагает мобилизовать «идеологию и страсть» западных интеллектуалов против марксизма и социализма.