Позиции идеологии

Автор: Keizerov. Опубликовано в Мифы из лабораторий

w-027При всем разнобое определений идеологии и ее функций, выделяемых буржуазными учеными, им присуща по меньшей мере одна общая черта, это отрицание классового характера идеологии как формы выражения и защиты интересов определенного класса. Идеология рассматривается с внепартийных позиций, хотя в обществе, раздираемом классовыми противоречиями. не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии.

Отрицая классовый характер идеологии, буржуазные теоретики пытаются представить борьбу идей как столкновение взглядов отдельных людей вне связи с классовой борьбой, лишить идеологию нормативного статуса системы ценностей, растворить ее в аморфной массе взглядов и воззрений, лишенных даже видимости связи с классовыми отношениями.

При анализе идеологии, подчеркивал В.И. Ленин, «мы должны брать за основу не лица и не группы, а именно анализ классового содержания общественных течений и идейно-политическое исследование их главных, существенных принципов». Марксистско-ленинское понимание идеологии противоположно буржуазному.

Буржуазная идеология (в замаскированной форме или открыто) выражает интересы капитала, то есть эксплуататорского меньшинства. В этом факте объективно заложена в потенции неизбежность идеологической диверсии как средства манипуляции и обмана эксплуатируемого большинства.

Один из европейских монархов заметил как-то, что если бы граждане знали, во имя каких целей ведутся войны, то нельзя было бы начать ни одной войны. Несколько лет тому назад среди буржуазных философов и социологов были широко распространены рассуждения о «конце идеологической эры».

Идеология третировалась как нечто ущербное, исчезающее. С тех пор положение существенно изменилось. Буржуазные теоретики уже говорят о «начале нового идеологического века». Немалую роль в этом повороте сыграло стремление наших противников использовать идеологию как активную силу «подрывных операций».

Французский социолог П. Ансар возражает против концепции «конца идеологии» как не соответствующей реальностям идейно-политической борьбы в обществе. По его мнению, наоборот, роль идеологии в борьбе социальных групп усиливается, а не уменьшается. Сложившаяся ситуация, по его мнению, создает условия для установления «систем идеологического контроля значительной интенсивности», направленных на оправдание и легализацию действий власти, обновление пропагандистских аргументов в ее пользу.

Соответственно Ансар определяет идеологическую систему как «систему циркуляции политических обращений, нацеленную на формирование поведения путем идеологического нажима и манипуляции символическим насилием». Напрашивается вопрос: если это идеология, то что же такое диверсия?

Примечательно, что по мере признания буржуазными теоретиками роли идеологии в общественной жизни в предлагаемых ее определениях фиксируется все больше черт, характерных для идеологической диверсии.

П. Ансар трактует служебную функцию идеологии как активную защиту интересов определенной социальной группы, «скрытый или явный призыв к действию», направленный против других идеологических лозунгов и призывов, взятый на вооружение одними представителями общества в борьбе с другими.

Идеология, критическая или конформистская, не только описывает то или иное общество, но и указывает на конечную цель, призывает к определенным действиям, придавая им смысл и значение. Подобное понимание идеологии ориентирует на более энергичное использование всех идеологических средств, в целях апологетики капитализма.

Идеология трактуется П. Ансаром как некая разновидность кантовского «категорического императива», указывающего на статус долженствования и идеальные цели. Отсюда будто бы следует невозможность ее практической проверки. В отличие от научных тезисов истинность положений идеологической системы якобы не может быть подтверждена или опровергнута на практике.

Известный буржуазный теоретик пропаганды Ж. Эллюль взамен понятия «идеология» прибегает к понятию «миф» как новая сущность и структура души, «фактор цивилизации». Согласно Ж. Эллюлю, «мифы в западной цивилизации связаны с действием и толкают к действию».

Ж.П. Сартр отождествляет идеологию с действиями и политикой, как таковыми, и утверждает, что «спонтанное непосредственное действие социальной группы и есть истинная мысль», определяющая разделение тех, кто знает и кто делает, теории и практики.

Совершенно очевидно, что, будучи могучим фактором практической деятельности, идеология, тем не менее, не может отождествляться с поступками людей. Отождествление мысли и действия, идеологии и общественной практики приводит к абсолютизации спонтанного, стихийного процесса, к оправданию анархического своеволия и волюнтаризма.

В то же время, далеко идущее воздействие теоретических концепций на деятельность людей не подлежит сомнению. Идеология представляет собой руководство к социальному действию, то есть систему регулятивных идей, представлений, идеалов, императивов, выражающих положение, потребности, устремления определенного класса, социальной группы или всего общества.

Под идеологией в этом случае подразумевается сторона общественного сознания, непосредственно связанная с решением встающих перед обществом или классом социальных задач и теоретически обосновывающая изменение или защиту существующих общественных отношений.