«Спасители» Европы

Автор: Keizerov. Опубликовано в Мифы из лабораторий

w-035Для теоретиков социал-демократии, по их собственному выражению, живущих в состоянии «симбиоза с капитализмом», встает задача «спасти индустриальное общество», предав во имя этого забвению лозунг «ликвидации капитализма».

Идеологи и политические лидеры социал-демократии, исходя из общей посылки «Мы живем в период ослабления капитализма», формулируют цель своих теоретических построений и стратегической линии пропаганды следующим образом: «Люди начали сомневаться в превосходстве нашей экономической системы, и мы должны дать им ответ, внушить новое чувство уверенности».

Генеральный секретарь новоявленного «Комитета интеллектуалов за Европу свобод», созданного недавно во Франции, А. Равен заявил в интервью газете «Фигаро»: «Мы живем в эпоху великой неуверенности, великой тревоги, крайнего смятения». Он сетует на то, что в обстановке «кризиса ценностей», которым охвачен западный мир, «добро и зло уже невозможно распознать».

На самом деле антисоветизм инициаторов создания очередного комитета распознается довольно легко, его установками и духом проникнут призыв «спасти свободу и культуру в социалистических странах».

Под маской «спасителей» Европы, свободы и культуры члены комитета «совершенствуют» свои нападки на социалистический мир и его ценности, защищают, по словам авторов манифеста, «замурованные голоса», руководствуясь принципом «политической независимости» культуры. Связь этих высказываний с политикой антикоммунизма весьма определенна.

Анализ соотношения идеологии и пропаганды в пропагандистских кампаниях империализма показывает, что при общей детерминирующей роли теоретического подхода имеет место своеобразная инерция, когда пропагандистская версия продолжает существовать в течение более или менее значительного промежутка времени после того, как потерпела крах теоретическая доктрина, лежащая в ее основе.

В годы «холодной войны» главным оружием идеологических диверсий была концепция «тоталитаризма», согласно порочным установкам которой социалистический строй изображался в виде некоей социальной аномалии, как «недемократическая система» тотального подавления, а «западная демократия» провозглашалась «открытым обществом», «свободным миром» и т.п.

Подобного рода примитивные противопоставления лежали в основе идеологических диверсий империализма на протяжении десятилетий психологической войны против социализма. Доктрина «тоталитаризма» представлялась антикоммунизмом как главный метод анализа политической жизни социалистических стран.

Сейчас концепция «тоталитаризма» агонизирует, запутавшись в противоречиях и дискредитировав себя настолько, что факт ее несостоятельности вынуждены признать даже ее в прошлом рьяные приверженцы. Некоторые западные теоретики склонны рассматривать само возникновение доктрины «тоталитаризма» как результат «преднамеренной примитивизации или невежества».

В США, Франции, Англии, ФРГ появилось множество научных работ, авторы которых аргументируют неспособность концепции «тоталитаризма» служить общим методологическим подходом для изучения политических процессов, происходящих в социалистическом мире, при этом доказывается необходимость освободиться от ее предвзятых схем и вообще отбросить доктрину как грубую ошибку и просчет буржуазной философии.

Однако, как показывает анализ диверсий империализма, доктрина «тоталитаризма» по-прежнему продолжает активно использоваться в антикоммунистической пропаганде для дискредитации политической системы социализма и вообще социалистического образа жизни.

Причем используются не осколки и не обломки ее, как это часто бывает еще долгое время после краха теории, а на вооружении находится по-прежнему общий концептуальный подход в виде рассуждений о «закрытом» и «открытом» обществе, «преследовании инакомыслящих», «нарушении прав человека», «отсутствии свободы за «железным занавесом»» и прочих ингредиентах «тоталитарной модели», клеветнически приписываемой социализму его недругами.

И тот факт, что эти рассуждения подчас не связывают с концепцией «тоталитаризма», ни о чем не говорит.

Дело не в том, сколько раз употребляется тот или иной термин в пропаганде, теоретическая концепция нередко в качестве исходного положения пронизывает и связывает отдельные тезисы, даже не будучи названной. Фальшивые тезисы доктрины «тоталитаризма» лежат в основе провокационной кампании «в защиту прав человека», представляющей невиданный в истории политический фарс, наглое вмешательство во внутренние дела социалистических государств.

Соотношение между буржуазной теоретической доктриной и ее пропагандистской версией, как показывает пример концепции «тоталитаризма», зависит от многих обстоятельств. Как уже говорилось, доктрина и пропагандистская версия далеко не всегда совпадают по разным причинам.

Пропагандистский тезис нередко облекается в такую форму, которая делает его трудносопоставимым с первоосновой теоретической концепцией. Кризис и даже очевидный распад теоретической доктрины отнюдь не означают, что она автоматически и сразу изымается из пропагандистского обихода. Здесь, как показывает практика идеологической борьбы, дело обстоит гораздо сложнее, и учет этого обстоятельства имеет большое практическое значение.

Нередко несостоятельность доктрины, засвидетельствованная теоретиками и признанная даже самими ее авторами, рассматривается в научной литературе как подтверждение полной утраты ее влияния. Однако теоретически развенчанная доктрина в силу отмеченной инерции не только продолжает широко использоваться в буржуазной пропаганде как своего рода атавизм, но с ней еще приходится нередко встречаться как с предрассудком, укоренившимся в обыденном сознании, на которое воздействовала при помощи данной концепции буржуазная пропаганда.

Вообще констатация краха доктрины требует учета всего многообразия и сложности объективных обстоятельств и факторов. Это весьма ответственное дело не имеет ничего общего со скоропалительными утверждениями о «полном банкротстве», «крахе», «агонии» некоторых буржуазных доктрин, которые можно встретить на страницах научной литературы.

Даже когда та или иная буржуазная доктрина стала, по общему мнению, «трупом», предпринимаются отчаянные попытки ее «реанимации». Чаще всего попытки оживить и гальванизировать концепцию осуществляются посредством ее ревизии.