Советологи

Автор: Keizerov. Опубликовано в Мифы из лабораторий

w-036В связи с новым этапом развития социалистической демократии, когда ее преимущества выступают с полной отчетливостью, примечательны попытки организаторов диверсий модернизировать доктрину «тоталитаризма», приспособив ее к новым условиям путем преодоления очевидных методологических дефектов, пороков этой доктрины.

Не говоря уже о самом содержании концепции, многие «советологи» не могут отказаться даже от самого термина «тоталитаризм» и пытаются ограничиться его небольшим видоизменением посредством приставок: «дототалитарный и квазитоталитарный типы», «принудительный тоталитаризм», «посттоталитаризм», «тоталитаризм без террора», «бюрократический тоталитаризм», «рационализированный тоталитаризм».

Некоторые буржуазные политологи предлагают заменить термин «тоталитаризм» понятием «мобилизационная система» и др., которые уже можно встретить в буржуазной пропаганде.

Представляют значительный интерес новые тенденции того общего воздействия, которое оказывает буржуазная пропаганда на формирование и эволюцию идеологических течений и теоретических доктрин. Заслуживает внимания тот факт, что многие весьма влиятельные буржуазные теоретические доктрины начинали свою жизнь в виде пропагандистских лозунгов политических лидеров.

Они первоначально не содержали никакой теоретической аргументации и лишь впоследствии постепенно «обрастали» аргументами, в конце концов таким весьма своеобразным путем приобретая статут теоретической доктрины.

В качестве примера такого рода «пропагандистских гомункулусов», выращенных совместными усилиями центров стратегических решений, политиков и пропагандистов, может служить доктрина «качества жизни», «общества всеобщего благоденствия», «общества изобилия», «закрытого» и «открытого» общества и т.д.

Понятие «качество жизни» некоторые западные социологи приписывают Л. Джонсону, употребившему его в пропагандистской акции, другие отмечают первое употребление этого термина в программах политических партий или находят его в философской литературе задолго до появления на свет в политике и т.д.

Дело, на наш взгляд, даже не в том, где появился на свет тот или иной термин, обозначающий целое направление теоретических исследований: в социологическом или политическом институте, в выступлении политического лидера, в ходе пропагандистской акции и т.д.

Главное, что сами буржуазные теоретические концепции в значительной мере носят пропагандистский характер, с самого начала создаются с ориентацией на их пропагандистское использование. Нельзя упускать из виду особый «пропагандистский заказ», который адресуют средства массовой информации, пропагандисты идеологам, теоретикам.

Обратное влияние пропаганды и механизма диверсий на теоретическую деятельность всевозможных центров на Западе существенно возрастает и происходит в различных направлениях, к сожалению, по большей части негативных.

Остановимся на весьма характерном примере.

Гнойник «холодной войны» радиостанция «Свободная Европа», специализирующаяся под эгидой ЦРУ на осуществлении идеологических провокаций и шпионажа против СССР и других стран социалистического содружества, стала в последнее время привлекать для подготовки и осуществления антикоммунистических кампаний специалистов из различных советологических и антикоммунистических центров.

В 1973-1975 годах она организовала специальный симпозиум с участием А. Улама, 3. Бжезинского, Б. Питермана, Д. Раска и др., в ходе которого не только излагались теоретические взгляды участников по вопросам разрядки и международных отношений, культурного обмена, политической системы, «холодной войны» и развития послевоенного мира, но и была предпринята попытка обосновать «аргументы» определенной пропагандистской версии интерпретируемых теоретических проблем.

Примечательна явно фальсификаторская интерпретация советской внешней политики, итогов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Итоги симпозиума изданы в виде отдельной книги.

Идеологическая диверсия, как это показывает практика идеологической борьбы, имеет сложную структуру. Ее можно сравнить с крупной военной операцией стратегического значения, разработкой которой руководит генеральный штаб, формирующий в соответствии с военной теорией общий план действий.

Этот общий план практически осуществляет огромное количество подразделений, каждое из них имеет свои задачи и функции, свое место в глубоко эшелонированной диспозиции и использует особые методы.