Двуличие

Автор: Keizerov. Опубликовано в Дезинформация

w-046Можно привести множество примеров двуличия внешнеполитической пропаганды империалистических держав. Остановимся лишь на одном, на наш взгляд, наиболее поразительном.

Французский писатель Ж.П. Шаброль сопоставил два варианта одного и того же текста японского издания для туристов и для внутреннего потребления. В тексте для иностранцев по-английски значилось: «Наши американские союзники, которым мы стольким обязаны», в японском оригинале по этому же поводу было написано: «Жалкие американцы, воображающие, что мы им чем-то обязаны».

Общественность на Западе все активнее выступает против роста мощи аппарата политической манипуляции и той угрозы, которую она несет правам и свободам человека. В западной печати все чаще можно встретить новые факты и аргументы, показывающие негативную роль манипуляции, хотя она и трактуется весьма абстрактно, без конкретного анализа ее классовых функций и механизма.

Буржуазные социологи вынуждены признать, что на абсолютное большинство населения обрушивается информация «несвободного и необъективного характера», что ведет к искаженному восприятию массой людей происходящих событий, ограничивает их индивидуальную свободу.

В. Шекспир в трагедии «Генрих IV» вложил в уста образа Олицетворение Молвы следующие слова:

Во все концы земли я разношу
Известья о делах земного шара.
Я сшила плащ себе из языков,
Чтоб ими лгать на всех наречьях мира.
Нет выдумки такой и клеветы,
Которой я б ушей не засорила.
Я говорю про мир в канун войны,
И я вооруженьями пугаю
В дни тишины.

Гениальный драматург называл долву дудкой, на которой играет страх, зависть и другие низменные побуждения человеческой природы и которой «управляется всех лучше многоголовый великан толпа». В современную эпоху засилье монополий в системе средств массовой информации грозит поистине трагическими последствиями, опасностью серьезных деформаций сознания и общественного мнения.

Клеветническим опусам профессиональных антисоветчиков буржуазные средства массовой коммуникации отводят такое место, какое, по словам буржуазных комментаторов, «могло бы быть отведено разве что сообщению о начале третьей мировой войны».

Шпрингеровская газета снабдила публикацию по «лагерной теме» фотографией, на которой заключенные в советских лагерях якобы прикованы цепями к тачкам. На самом деле это фотография царской каторги на Сахалине, сделанная в 1907 году.

Грубые фальшивки,это постоянный прием буржуазной пропаганды, к которому прибегают западная пресса, радио, телевидение. В настоящее время антикоммунизм все чаще использует так называемую «фактологическую», или «социологическую», пропаганду, когда явному вымыслу подбором конкретных фактов придается видимость правдоподобия.

При этом обнаруживается, что человек склонен довольно доверчиво воспринимать «вещную аргументацию», статистические сведения, всевозможные подсчеты, хотя из них порой в целом вырисовывается картина, ничего общего не имеющая с действительностью. Величайшие сатирики Ф. Рабле и Д. Свифт давно подметили подобную особенность человеческого восприятия и в своих произведениях высмеяли попытки использовать гипноз фактологических выкладок и детальных описаний.

Французский сатирик в стиле медицинского документа описывает невероятное рождение Гаргантюа - «через левое ухо». Потешаясь над читателем, сбитым с толку нелепостью, Рабле спрашивает его: «Почему же вы не верите? Никакой видимости правды, скажете вы. Я же вам скажу, что имен, но по этой причине вы должны верить совершенной верой».

Жизнеописание Гаргантюа и Пантагрюэля строится Рабле на скрупулезной, почти бухгалтерской строгости сведений, дат, набор которых превращается в гениальную сатиру на фактологические конструкции, скрывающие за внешней достоверностью и правдоподобием чистейшие вымыслы и фантазии.

Ирония Рабле по поводу примитивных бытовых представлений о правдоподобии приобретает характер беспощадного осмеяния в «Путешествиях Гулливера» Д. Свифта.

Рабле ведет описание невероятных событий в виде исторической хроники, Д. Свифт публикует свою знаменитую книгу как мемуары, своеобразный отчет путешественника, строгий, как судовой журнал.

Но в обоих случаях гениальные сатирики очень тонко высмеивают наивность и простодушную доверчивость тех, кто склонен поддаваться обманчивой достоверности фактов, специально препарированных и преподносимых для мистификации читателя.

Организаторы идеологических диверсий наряду с «фактологической пропагандой» считают наиболее эффективным и потому предпочтительным воздействие на эмоции, поскольку индивид, захваченный эмоциональными переживаниями, в меньшей степени способен к самостоятельному мышлению и самоконтролю, его сознательная активность в той или иной мере подавляется и снижается эмоциональными факторами, размывающими «порог самообороны» интеллекта.

Задача манипуляции, таким образом, сводится к тому, чтобы «бешеный зверь инстинктов» подмял под себя разум, а вихрь страстей вовлекал человека в водоворот импульсивных поступков и действий, не давая ему времени задуматься над их рациональной обоснованностью и последствиями.

Б.Н. Бессонов, давая аргументированную критику манипуляции сознанием, подчеркивает особенность ее методов, состоящих в скрытом, анонимном характере воздействия на психологию масс: «. манипуляция-это не что иное, как целенаправленная система идейно-психологической обработки трудящихся масс, перманентно проводимая империалистической буржуазией посредством внедрения в их сознание всякого рода социальных мифов, иллюзий и предрассудков с целью затормозить развитие классового самосознания народных масс, помешать им осознать свои конкретные классовые интересы».

Действие без рациональной аргументации представляется для манипулятора идеальной формой поступка, поскольку он исходит из «стратегии задерживания» роста массового политического сознания. В этих целях ставится задача развивать методы, способные «психологически раздеть человека до наготы», установить прямую связь между эмоциональным импульсом и действием, исключив интеллект как «ненужного посредника».

В западной прессе время от времени появляются сообщения о секретных экспериментах в лабораториях ЦРУ и Пентагона над человеческой психикой с применением наркотиков, газов, радиации, электроники, гипноза и тому подобных «стимуляторов».