Термин «демократия» и кризис

Автор: Keizerov. Опубликовано в Дезинформация

w-048Французский специалист по контент-анализу М.К. д'Енрюг, анализируя частоту употребления термина «демократия» в газетах Запада на протяжении значительного промежутка времени, приходит к выводу, что термин ««демократия» находит наиболее широкое распространение в условиях социально-политических кризисов, угрожающих самому существованию демократии».

Оказывается, что термин «демократия» употребляется как теми, кто стремится к ее расцвету и торжеству, так и теми, кто жаждет ее ликвидации; он применяется, и часто весьма интенсивно, теми, кто безразличен или даже враждебен к демократии, но использует термин как ширму и символ в сугубо демагогических целях.

Лицемерие правящей империалистической верхушки дошло до того, что, как саркастически заметил один западный социолог, «если фашизм придет к власти в США, то он будет называться демократией».

Очевидно, что сугубо количественные характеристики (частота употребления и распределения повторяющихся терминов, повторяемость или отсутствие в информационном процессе определенных символов и т.п.) совершенно недостаточны для строгих научных выводов. Количественные характеристики должны быть осмыслены в контексте качественного, содержательного анализа конкретных идеологических диверсий и пропагандистских кампаний.

Нужно иметь в виду, что пропагандистские кампании проходят несколько фаз. Начинаются они довольно часто с ввода темы, своего рода пробного шара, который обычно связан с рекламной шумихой вокруг какого-нибудь очередного клеветнического пасквиля, например об экспансии коммунизма в Африке и т.п.

Затем следует фаза нагнетания антисоветской истерии до предела, когда организаторы кампании замечают, что ее провокационная природа и цели начинают себя разоблачать. Кампания на этой фазе переводится в состояние дрейфа, ее своеобразный анабиоз призван усыпить настороженность общественности, закрепить уже созданные иллюзорные стереотипы дозированными инъекциями антикоммунистической пропаганды.

Однако замороженное состояние кампании только видимость, она продолжает накапливать свой яд и в полной мере сохраняет возможность реанимации при определенных обстоятельствах. Об этом свидетельствуют, например, идеологические диверсии «в защиту прав человека». Подобные кампании время от времени притормаживаются, отводятся на запасные пути и затем вновь активизируются.

Например, в ходе избирательных кампаний их организаторы часто с целью добиться «подвижки» вправо избирательного корпуса концентрируют усилия на внедрении лозунгов типа «Вам угрожает тоталитарный коммунизм» и т.п.

М. Е. Салтыков-Щедрин говорил о том, что существуют «лицемеры религии, лицемеры общественных основ, собственности, семейства, государственности, а в последнее время народились даже лицемеры «порядка»». В то время, когда писал великий сатирик, сегодняшних лицемеров «защиты прав человека» еще не было.

Но не в бровь, а в глаз многим современным буржуазным пропагандистам бьют слова Салтыкова-Щедрина о том, что лицемерие «дирижирующего класса» есть бесконечное театральное представление, в котором один лицемер подает реплику другому, где процветает беспредметное лганье с целью удержать в узде тех, кто прозябает «на дне общественного котла».

Методы идеологической диверсии, несмотря на их модернизацию, все же дают осечки, фальсификаторы и лицемеры все больше разоблачают себя сами, их распознает и изобличает общественность.

«Критика сбросила с цепей украшавшие их фальшивые цветы - не для того, чтобы человечество продолжало носить эти цепи в их форме, лишенной всякой радости и всякого наслаждения, а для того, чтобы оно сбросило цепи и протянуло руку за живым цветком».

Эти замечательные слова Маркса как нельзя лучше показывают обреченность любых попыток прикрыть бутафорией лжи и мистификаций цепи капиталистической эксплуатации.