Каинова печать

Автор: Keizerov. Опубликовано в Правда и фальшь

kainova-pechat

Современное противостояние идеологий не может быть вне различных дискуссий. Затрагивается множество вопросов, поднимаются  различные темы. И в данных обсуждениях переплетается весь этот набор рассуждений. Диверсии в идеологическом направлении совершаются все изящнее, все более разнообразней, порой они отличаются своей абсолютной несхожестью. Однако, при более-менее глубоком анализе, начинает проявляться их общность, которое  имеет свой отпечаток, вроде, как «каинова печать».

Общих признаков и черт во многих трудах рассмотрено в достаточном количестве. Однако в данном контексте речь идет об общей черте несколько иного рода. Имеется в виду свойственная всем им без исключения ключевая проблема, или тема, фокусирующая в себе суть спора, своего рода нерв дискуссии, всегда присутствующий в ней независимо от того, провозглашено ли это открыто, подразумевается ли это как нечто само собой разумеющееся, или, наконец, данная проблема составляет скрытый лейтмотив и подоплеку идейных сражений, ее внутреннюю движущую пружину.

В сказанном легко убедиться, если взять на выбор любую книгу, опубликованную буржуазными издательствами и касающуюся проблем идеологической борьбы. Проанализируем под данным углом зрения книгу Р. Арона «В защиту деградирующей Европы». О чем только в ней не толкует автор! Здесь и интерпретация истории, и описание эволюции социально-экономических структур, и теория прибавочной стоимости, подвергаемая нападкам за содержащееся в ней «ядро исторического и морального осуждения» капитализма.

Рассуждения о кризисе цивилизации сочетаются в этом труде с описанием различных проявлений кризиса капитализма в сфере экономики, политики, социальной структуры, идеологии и культуры. Традиционные ссылки на теоретические и научные источники соседствуют у Р. Арона с пространным цитированием клеветнических высказываний всевозможных «диссидентов», что создает поразительный симбиоз академического снобизма с дурного толка фольклором.

Демонстрация перипетий и превратностей разлада современной экономической инфраструктуры перемежается с реминисценциями прошлого, прогнозами на будущее.

Однако при всем разнообразии обсуждаемых тем и вопросов в книге Р. Арона просматривается несколько отправных положений, составляющих кредо современного антикоммунизма. Буквально в первых строках предисловия автор провозглашает, что книга написана в полном соответствии с взглядами издателей (и это неудивительно), совпадающими с его собственным убеждением, будто «превосходство свободных обществ» кажется настолько очевидным фактом, что нет надобности в его особом доказательстве и защите: «факты сами по себе становятся аргументами».

В то же время Р. Арон вынужден констатировать, что буржуазия и ее идеологи «испытывают чувство неполноценности в отношении марксистов, которые им представляются единственными обладателями глобальной теории для интерпретации исторического процесса и неопровержимо безошибочной программы действия».

Закоренелого врага марксизма-ленинизма тревожит то, что в условиях экономического, политического и морального кризиса складывается ситуация, когда при открытой поддержке значительной частью интеллектуалов левых сил другая их часть «не рискует высказать свои симпатии и одобрение представителю правых течений, противнику левых».

Что происходит с западным миром? Есть ли это деградация и обветшание? Или можно констатировать обычный в истории страны упадок влияния ввиду неравномерности развития? Каковы социальные последствия изменения соотношения сил на международной арене, когда роль лидера переходит от одних к другим? Как далеко зашел и является ли необратимым тотальный кризис буржуазного общества и девальвация его ценностей?

Нужно ли говорить об утрате доверия к системе или об обычной самокритике? Нужно ли восхищаться способностью европейцев порицать самих себя, выставлять напоказ всему миру пороки общества и доводить самобичевание до утраты веры в человека и социальные институты? Ответ на эти вопросы пытается дать в своей книге Р. Арон.

Книга Р. Арона написана матерым адвокатом империализма, который временами прикидывается не понимающим, «откуда и зачем волку зубы».

Например, с наигранной наивностью он риторически вопрошает: почему пропаганда на всех континентах продолжает клеймить империализм в то время, как все колониальные европейские империи бесследно исчезли в водовороте истории?

Но все же «вопросом вопросов», который, как кошмар и навязчивая идея, преследует одного из наиболее злобных противников марксизма-ленинизма и реального социализма, является проблема исторического превосходства конкретной социальной системы в эпоху крутых революционных перемен.

Речь идет не о Европе вообще, а о капиталистической Европе, о судьбах капитализма, которому история подписала свой приговор. Отсюда широко распространившаяся утрата веры в превосходство капитализма как социальной системы даже среди его приверженцев и защитников.

Не случайно вторую часть своей книги Р. Арон назвал «Неосознанное превосходство Европы», что нужно понимать как безнадежную попытку найти «скрытые» преимущества капитализма и представить их как противовес его явным порокам.

Р. Арон вынужден признать огромную популярность социализма, приводящую к тому, что «все считают себя социалистами», даже его противники, и делает вывод: «Может показаться, что это слово означает отныне систему, соответствующую надеждам и чаяниям людей доброй воли, современным ценностям: благосостояние и справедливость, свобода людей, производительность труда.

Но это же самое слово означает в плане экономическом прогрессирующую замену рынка планом, упразднение частной собственности и утверждение общественной собственности на средства производства, иначе говоря появление такой институционной системы и режима, существование которых еще не доказывает, что они гарантируют или способствуют реализации данных ценностей».

Можно понять, почему Р. Арону ликвидация частной собственности и рыночной стихии представляется покушением на свободу личности, а утверждение общественной собственности на средства производства и планового начала кажется пагубным и опасным. Это следствие животного страха частного собственника перед упразднением «священного и вечного права» эксплуатировать чужой труд.