Общественные отношения

Автор: Keizerov. Опубликовано в Правда и фальшь

w-053Фридрих Энгельс отмечал, что идеологи буржуазии усиленно внедряют в сознание рабочих иллюзию, будто «традиционная буржуазная форма хозяйства есть нечто по самой своей природе и на все времена прогрессивное и превосходное».

В.И.Ленин подверг уничтожающей критике несостоятельные претензии буржуазных теоретиков представить капиталистические общественные отношения как вечные и непреходящие, в виде вершины социального прогресса.

Несостоятельность попыток апологетов капитализма изображать его в качестве образца «на все времена» была вначале теоретически доказана историческим материализмом, а затем практически подтверждена всем ходом исторического процесса крушения буржуазного строя в процессе социалистической революции и построения социализма первоначально в одной, отдельно взятой, стране, а затем в рамках мировой социалистической системы.

В основе нападок антикоммунизма на социализм лежит ошибочное представление о якобы имеющих место преимуществах буржуазного образа жизни как высшего типа социальной организации. Именно в попытках доказать это положение состоит главное острие идеологических диверсий империализма.

Французский философ Гельвеций в книге «Об уме» с исключительным остроумием высмеял подобные несостоятельные претензии людей, обуреваемых манией несуществующего превосходства.

Он воспроизводит индийскую легенду о том, как люди из страны горбатых отнеслись к молодому, красивому и стройному юноше, вошедшему в их столицу; горбуны окружили его и, пораженные его странной и непривычной внешностью, стали осыпать его насмешками в связи с его немыслимым, по их представлениям, «уродством».

Пришельца, вероятно, подвергли бы дальнейшим оскорблениям, однако в этот момент один из жителей, видавший иных людей, кроме горбатых, и желавший спасти его, воскликнул: «Но, друзья, что вы хотите делать? Не будем обижать этого несчастного урода, небо одарило нас всех красотой, оно украсило наши спины горой мяса; будем благодарны за это бессмертным и пойдем в храм возблагодарить за это богов».

Нечто похожее происходит, когда идеологи капитализма отказываются признать несомненные преимущества социализма только на том основании, что он не обладает пороками капитализма.

Здесь мы имеем дело с определенной общей линией, концепцией, в основе которой лежит требование схожести социализма с капитализмом при всех обстоятельствах и во что бы то ни стало.

Рассуждения идеологов антикоммунизма основываются на ложной посылке, что любой строй для своего исторического оправдания должен быть во всех главных жизненных проявлениях непременно похож на капиталистический (многопартийность, наличие оппозиции, политических конфликтов и борьбы - словом, все, что связано с существованием классовых антагонизмов).

Какая бездна высокомерного чванства, исторической близорукости и ограниченности гнездится в этой беспочвенной претензии! Воображение апологетов капитализма ограничено рамками буржуазного образа жизни, который они до сих пор превозносят как предел и образец, несмотря на то, что на смену отжившему свой век строю пришел новый.

Поэтому их критика социализма ретроградна и реакционна, ведется с позиций вчерашнего дня, инспирирована предвзятыми взглядами и идеями.

Известный американский дипломат Дж. Кеннан осуждает подобные предрассудки и предубеждения, коренящиеся в неспособности понять стремления других народов, их образ жизни и мысли: «Пусть те американцы, которые самоуверенно объявляют, что знают, чего хотят другие народы, лучше призадумаются, не навязывают ли они собственные ценности, традиции и привычки людям, для которых эти вещи не имеют значения».

Признание реальных преимуществ социализма дается идеологам буржуазии с трудом, но, как показывает ход идеологического противоборства, встречается все чаще наряду с обычным лицемерием правящих и имущих классов.

Однако признание конкретных достижений социализма буржуазными теоретиками еще не означает, что тем самым они признают преимущества и превосходство социализма как общественной системы над капитализмом.

Осознание ими преимуществ социализма носит непоследовательный и половинчатый характер, касается в большинстве случаев отдельных моментов образа жизни, снабжено массой оговорок и фигур умолчания. От подобного частичного признания социализма до отрицания капитализма и тем более до революционной борьбы за его ниспровержение дистанция огромного размера.

Определенному образу жизни соответствует, в конечном итоге, типический для него образ мысли, механизм формирования которого нуждается в изучении. Для повышения эффективности отпора идеологическим диверсиям империализма важно выяснение особенностей восприятия нового, социалистического образа жизни за рубежами нашей страны, которое по большей части происходит через призму консервативных представлений и деформирующих воздействий буржуазной пропаганды.

Буржуа и пролетарий по-разному воспринимают те или иные явления жизни. Приведем лишь один пример. Корреспондент РОСТа спросил у известного английского писателя Г. Уэллса, посетившего Петроград осенью 1920 года, каковы его первые впечатления о городе. Г. Уэллс ответил, что мостовые изрыты ямами, тротуары находятся в ужасном состоянии.

И хотя это соответствовало действительности, видение социалистического мира было типичным для буржуа - внимание концентрировалось на недостатках. Характерно, что приехавшая в Петроград несколькими днями позже Клара Цеткин в ответ на тот же вопрос сказала:

«Неподалеку от Путиловского завода я видела развороченную мостовую и баррикаду, сложенную из камней во время наступления Юденича. Перед моим внутренним взором возникли баррикады Парижской коммуны. О, святые камни революции! » Видение социалистического мира, его образа жизни и проблем у революционера и буржуа различаются так же, как и их образ мысли.

Весьма поучительны выступления американских рабочих против антисоветской кампании, развернутой в США после победы в нашей стране социалистической революции. В протоколах так называемой «Овермэнской комиссии» сената США в Вашингтоне зафиксированы прозвучавшие на заседаниях этой комиссии в феврале-марте 1919 года выпады против Советской власти, которые впоследствии десятилетиями воспроизводились в антисоветских кампаниях с теми или иными добавлениями.