Овермэнская комиссия

Автор: Keizerov. Опубликовано в Правда и фальшь

w-054Примечательны прозвучавшие на заседаниях Овермэнской комиссии ярко выраженные симпатии прогрессивной американской общественности к первой в мире стране социализма.

С целью изменения отношения трудящихся за рубежом к социализму теоретики буржуазии создают концепции, нацеленные на радикальный «переворот в сознании», на преодоление симпатии к новому строю, стремлений к социальным переменам. Одной из них является теория «конвергенции».

Теория «конвергенции» проникнута идеей отрицания преимуществ социализма как авангарда социального прогресса. Ее создатели и проповедники, будучи вынуждены признать, что социализм - объективная реальность, стремятся создать впечатление, что это общество без будущего, уделом которого является «растворение» вместе с капитализмом в некоем гибридном обществе.

На самом деле в реальной действительности нет места для конвергенции двух систем, в которой апологеты капитализма «мыслят немыслимое» сглаживание и «преодоление» основного противоречия современной эпохи. По мере раскрытия внутренних потенций и преимуществ социализма становится все более рельефным и очевидным противоположность капиталистического и социалистического строя, их полная несовместимость как социальных антиподов.

На Западе широко распространен своего рода «негативный» вариант теории «конвергенции», рассматривающий общие болезни, присущие якобы и капитализму и социализму. В соответствии с этим имманентные пороки капитализма (периодические кризисы, тенденции к авторитаризму, инфляция, безработица и т.п.) представляются его апологетами в глобальном виде как универсальные явления, свойственные современному «индустриальному обществу», к которому относят и социализм.

В трудах буржуазных теоретиков наряду с ошибочным тезисом о «едином» образе жизни, «гибридном обществе» все чаще можно встретить рассуждения о «кризисе цивилизации», тотальном кризисе экономики, политики, культуры, причем авторы подобных формулировок «забывают» добавить, что в действительности имеют место разнообразные проявления кризиса буржуазной системы и образа жизни. Социализм по своей природе не подвержен подобным кризисам, поэтому рассуждения о «глобальном кризисе» и «универсализации» его проявлений совершенно несостоятельны, равно как и попытки приписать социализму пороки капитализма.

Когда знакомишься с рассуждениями западных социологов о некоей «негативной конвергенции» двух образов жизни, вспоминаются слова И.С. Тургенева об одном явно нечестном приеме полемики. Он с убийственным сарказмом писал: «Если вы желаете хорошенько насолить и даже повредить противнику,- говорил мне один старый пройдоха,- то упрекайте его в том самом недостатке или пороке, который вы за собою чувствуете. Негодуйте и упрекайте!

Во-первых, это заставит других думать, что у вас этого порока нет.

Во-вторых, негодование ваше может быть даже искренним. вы можете воспользоваться укорами собственной совести».

Сравнительный анализ двух систем по важнейшим и наиболее существенным параметрам их организации и функционирования, критика несостоятельных схем сопоставления двух систем, используемых в идеологических диверсиях, являются крупной научной проблемой.

Социализм не боится сравнений, ибо они неотвратимо свидетельствуют в его пользу, раскрывают его гуманную сущность, демократизм политической системы, жизнеутверждающую силу идеалов социальной справедливости и прогресса, мира и коммунизма. Вместе с тем очевидно, что сравнение и сопоставление двух систем могут быть правомерными и научно обоснованными лишь в том случае, когда они осуществляются с правильных методологических позиций, на основе научно обоснованных критериев.

Р.И. Косолапов аргументирует постановку и решение методологически важного вопроса о правильном понимании преимуществ социализма как целостной, научно оптимизированной системы общественных отношений. В качестве главной оси и меры оптимизации при этом выступает человек как творческая, духовно богатая, гармонично развитая личность. Дальнейшая разработка проблемы в данном направлении представляется весьма перспективной как в теоретическом и практическом отношениях, так и в связи с новыми тенденциями идеологической борьбы.

Одним из характерных приемов антикоммунистической пропаганды является произвольное и одностороннее выхватывание каких-либо одних явлений, сторон действительности и противопоставление их другим, например в сравнении двух систем в качестве определяющих выпячиваются сферы потребления и досуга, хотя в действительности они таковыми не являются. Сравнение капитализма и социализма под углом зрения порочной от начала до конца модели «потребительского общества» носит манипулятивный характер и научно несостоятельно.

Целостность социальной системы соответственно требует целостного подхода при сравнении ее с другой, выделение и сопоставление ряда общих содержательных характеристик. Сопоставление систем требует сочетания анализа и синтеза, позволяющего понять, почему социализм как система в комплексе материальных и духовных благ уже сегодня дает трудящимся больше, чем капитализм.

Поскольку речь идет о преимуществах нового строя, то очевидно, что многие из них сравниваются со своими капиталистическими антиподами, например частная и общественная собственность на средства производства, власть и диктатура монополий и социалистическое народовластие и т.д. По своей сущности, корням, последствиям они качественно различны, и неспособность идеологов буржуазии осознать этот факт приводит их к попыткам навязать нам некие «общие» критерии сопоставления, деформирующие действительность.

Основополагающее методологическое значение для сравнительного анализа двух систем имеет гениальное ленинское определение классов в работе «Великий почин», где в качестве исходного принципа анализа взято не сходство социальных явлений, а их различие.

«Классами, указывал В.И. Ленин, называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают».