Сила в единстве общества

Автор: Keizerov. Опубликовано в Правда и фальшь

w-059Исторический опыт шестидесятилетнего развития первой в мире страны социализма показывает величайшую ценность достигнутого социально-политического и идейного единства советского общества, которое явилось закономерным итогом экономических и социальных преобразований, результатом создания политической организации общества нового, высшего типа.

Образование новой социальной общности людей - советского народа стало важным признаком развитого социализма, показателем растущей однородности советского общества, результатом воплощения в жизнь ленинской национальной политики. Это пример оптимального решения сложнейших социальных вопросов, имеющий огромное международное значение.

Развитой социализм представляет собой качественно новый, высший этап идеологического наступления марксизма-ленинизма. С построением развитого социализма притягательность его примера и соответственно сила идейного воздействия на умы людей закономерно возрастают, равно как возрастают и возможности для наступательной пропаганды коммунистических идеалов.

Исторически преимущества социализма возникают и складываются как преимущества научного мировоззрения, по словам Карла Маркса и Фридриха Энгельса, «преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения».

Открытые марксизмом-ленинизмом законы общественного развития составляют научную основу политики коммунистической партии, ее руководства классовой борьбой, предвидения социальных последствий политических решений, эффективного руководства общественными процессами.

Все это составляет несомненные преимущества марксистско-ленинской теории, творческое развитие которой в борьбе с идейными противниками коммунизма выступает как фактор идеологического наступления.

Съезд подчеркнул, что «убедительность критики буржуазных и ревизионистских наскоков на нашу теорию и практику в огромной степени усиливается тогда, когда она опирается на активное и творческое развитие общественных наук, марксистско-ленинской теории».

Съезд отметил, что «на нынешнем этапе развития страны потребность в дальнейшей творческой разработке теории не уменьшается, а, наоборот, становится еще большей».

В особенности это относится к разработке вопросов теории современного этапа коммунистического строительства, ленинской концепции развитого социализма.

Ф. Энгельс рассматривал вопрос о переходных этапах к коммунизму как «самый трудный вопрос из всех, какие только существуют». На этой трудности спекулируют наши идейные противники. Само понятие «зрелость общества» занимает все более важное место в идеологической борьбе.

Это проявляется в стремлении в духе апологетики капитализма обосновать «движение к зрелости» современных социальных систем, в широком употреблении термина «зрелый капитализм», «развитая корпорация», «сформированное общество как стадия зрелости» и даже «зрелая пропаганда».

Развитой социализм все чаще становится объектом идеологических диверсий со стороны наших противников и как теоретическая концепция, и как определенная социальная реальность. Эти диверсии прикрываются личиной «объективности», содержат даже порой известную критику советологических схем.

Например, в статье американского «советолога» Альфреда Б. Эванса «Развитой социализм в советской идеологии» содержится весьма характерное признание, что западные теоретики, исходя из ложного тезиса о мнимой «неспособности» марксистской идеологии к развитию, почти полностью игнорировали «новые положения и идеологические нововведения», примечательные для развития теории и практики зрелого социализма.

По мнению Эванса, подобный взгляд на марксистскую идеологию привел к тому, что во многих аналитических работах 1966-1967 годах в превратном виде представлялся современный этап и перспективы развития марксистской мысли, недооценивались способности идеологии к творческому развитию. «Об идеологии забыли многие, но не советские руководители»,- констатирует «советолог».

Далекий от каких-либо симпатий к марксистской теории, А. Эванс вынужден все же признать, что марксистско-ленинская идеология благодаря особому вниманию к ее развитию партии за последнее десятилетие обогатилась рядом выдающихся открытий, к числу которых относится всесторонняя разработка концепции развитого социализма.

Однако, рассуждая о теоретико-методологических предпосылках концепции развитого социализма, о положениях учения К. Маркса и В.И. Ленина о двух фазах коммунистической формации, о переходном к коммунизму периоде, о периодизации советского общества, об истории термина «развитой социализм», А. Эванс преследует одну цель извратить сущность концепции развитого социализма, ее роль и место в системе марксистско-ленинской идеологии.

В этой связи обращает на себя внимание его утверждение, будто концепция развитого социализма служит двойной цели: передать ощущение прогресса и оправдать несоответствие современных советских институтов стандартам полного коммунизма.

Подобные подходы к развитому социализму рассматриваются их авторами как «преодоление кризиса» современной «советологии», а на самом деле представляют собой дальнейшее углубление этого кризиса, усиление антикоммунистической и антисоветской направленности выдвигаемых концепций как идейной основы подрывных акций.

Идеологи империализма пытаются перехватить творческую инициативу у марксизма-ленинизма, создать видимость, что они способны ответить на вызов века новыми теоретическими подходами к решению назревших социальных проблем, выдвинуть и обосновать новые теории, которые явились бы антитезой концепции развитого социализма.

Современная буржуазная общественная мысль, несмотря на претензии на новизну и оригинальность, поражает своей бесплодностью: за последние годы ею не выдвинуто по существу ни одной новой концепции. Так называемая теория постиндустриального общества, как новый аргумент против марксизма-ленинизма, на поверку оказывается синтезом ранее известных положений.

Существует множество разновидностей концепции постиндустриального общества, но для всех их характерна общая черта стремление представить капиталистическую «частную инициативу» как движущий фактор социального прогресса, якобы дающий личности, отдельной социальной группе «безграничные возможности», а социальной системе - «второе дыхание».