Критика у маоистов

Автор: Keizerov. Опубликовано в Суть критики

w-065Следует подчеркнуть, что «критика» в маоистской пропаганде внешней и внутренней политики империализма в конце концов не только оказалась свернутой, сугубо формальной, но и обратилась в свою полную противоположность восхваление и оправдание агрессивной реакционной политики, фашистских режимов, ультраправых сил.

К этому привело предательство наследниками «великого кормчего» интересов китайского народа, социализма, международного коммунистического и рабочего движения. Отрицание антагонизма труда и капитала и вытекающей из него неизбежности классовой борьбы как наиболее существенной черты современного капиталистического общества составляет стержень буржуазной и ревизионистской апологетики.

Еще К. Маркс показал, как по мере спуска «по кругам дантова ада» капиталистической эксплуатации начинают неузнаваемо изменяться физиономии действующих лиц.

«Бывший владелец денег, пишет К. Маркс, шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредет понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и потому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной: что эту шкуру будут дубить».

Особое значение в борьбе идей приобретает разоблачение новых форм «утонченного зверства» эксплуатации трудящихся, осуществляемой под лицемерными лозунгами «гуманизации» и «социализации» труда, его «обогащения» и «осмысления» в духе «демократической модели участия». Рассуждения об «участии трудящихся в решениях» получают широкое распространение в буржуазной пропаганде, хотя на практике имеет место противоположная автаркическая тенденция, усиливается власть предпринимателей, ее диктаторский бесконтрольный характер, самодержавно попирающий все и вся, когда не остается ни малейшей возможности для самовыражения «интересов работника» и, по словам рабочей печати, «контролер дышит в затылок».

Систематически против безоружных людей власть монополий использует войска, банды вооруженных до зубов штрейкбрехеров. Гнет эксплуатации усугубляют многочисленные формы жестокой расовой и социальной дискриминации «второсортных граждан».

Ее объектом выступают «цветные», женщины, молодежь, рабочие старших возрастов и другие категории населения. В США уровень безработицы среди негров и других национальных меньшинств вдвое превышает средний по стране и составляет более 12, осуществляется дискриминационный принцип: «негра последним принимают на работу и первым увольняют», свыше 40 негритянской молодежи не может найти себе применения.

Социальные контрасты и противоположность образов жизни пролетариата и буржуазии все более усиливаются. На состоявшейся в Париже выставке моделей женского платья была предложена модель самого дорогого в мире платья под названием «Рождение Венеры», предназначенного «для женщины, у которой есть все».

Этот шедевр украшен 512 бриллиантами и оценивается в 7,5 млн. франков. Газета «Юманите» отметила, что если бы квалифицированный французский рабочий пожелал приобрести подобный наряд для своей жены, ему бы пришлось «работать на платье» 350 лет.

К. Маркс, анализируя историю политэкономических учений, показывает существенное различие между ложным представлением и лживым утверждением, между бессознательно-лицемерной формой взглядов на природу общественных отношений и лживыми от начала до конца рассуждениями все на свете приукрашивающих теоретиков буржуазной политической экономии.

К. Маркс подчеркивает: «Буржуазия во Франции и в Англии завоевала политическую власть. Начиная с этого момента, классовая борьба, практическая и теоретическая, принимает все более ярко выраженные и угрожающие формы.

Вместе с тем пробил смертный час для научной буржуазной политической экономии. Отныне дело шло уже не о том, правильна или неправильна та или другая теорема, а о том, полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой».

Апологетика капитализма особенно усиливается после серьезных поражений и ударов, нанесенных рабочим классом капиталу. В условиях кризиса внешней и внутренней политики империализма происходит оживление националистических, угарно-шовинистических настроений, буржуазная общественная наука начинает активнее внедрять охранительные мифы, выполняя функцию ревностной защитницы устоев.

В своем апологетическом рвении буржуазная пропаганда доходит до курьезов, которые с полным основанием могут рассматриваться как симптомы полной утраты чувства реальности ее вдохновителями и организаторами, проявление у них панических настроений, их попытки представить явный порок как образец добродетели.

О поразительной изощренности современной буржуазной пропаганды свидетельствуют попытки представить кризис капиталистической экономики как фактор «оздоровления», «взбадривания» и т.п. Из обломков обанкротившихся мифов вновь создаются «триумфальные арки» апологетической пропаганды.

Известный американский специалист в области пропаганды Т. Соренсен в своей книге «На страже в ночи» пишет о реакции пропагандистской машины на уотергейтский скандал: «США предались неумеренному самовосхвалению. Обозреватели, всего несколько недель назад высказывавшие опасения за будущее государства, твердили теперь, что американские правительственные и политические институты укрепились.

Историки, которые ранее именовали Уотергейт позорным свидетельством несовершенств американской системы, сейчас называли его доказательством ее живучести».

Складывается парадоксальная ситуация: чем глубже кризис капиталистической системы, чем острее и явственнее его очевидные негативные проявления, тем активнее попытки в этих неоспоримых свидетельствах краха и банкротства найти последние аргументы в пользу «выживания».

В этой связи остановимся на одном весьма примечательном явлении в современной борьбе идей.