Великое не совершается без страсти

Автор: Keizerov. Опубликовано в Суть критики

w-070Подход к отпору идейным противникам характеризует глубокая научность в сочетании со страстной непримиримостью к любым проявлениям буржуазной идеологии. Силу революционной мысли органически дополняет сила страсти.

В книге Гегеля «Лекции по истории философии», хочется подчеркнуть слова: «Ничто великое в мире не совершается без страсти». В другой работе В.И. Ленин воспроизводит весьма характерный момент из воспоминаний английского социал-демократа Генри Гайндмана о Марксе, раскрывающий исключительную страстность его натуры борца и исследователя.

«Когда Маркс говорил с бешеным негодованием о политике либеральной партии, в особенности по отношению к Ирландии,- маленькие, глубоко сидящие глаза старого борца загорались, тяжелые брови хмурились, широкий большой нос и лицо приходили в движение, и с уст лились рекой горячие, бурные обвинения, которые показали мне и всю страстность его темперамента и превосходное знание английского языка.

Не может быть никакого сомнения, что у Маркса ненависть к окружавшей его системе эксплуатации и наемного рабства была не только интеллектуальная и философская, но и страстно-личная.

Помню, однажды я сказал Марксу, что, становясь старше, я становлюсь, мне кажется, более терпимым. «Более терпимым? - отвечал Маркс - более терпимым? » Было ясно, что он более терпимым не становится».

Разрабатывая методологические основы борьбы с буржуазной идеологией, В.И. Ленин обосновывал необходимость правильного выбора наиболее эффективной формы, действенных методов критики антимарксистских теорий.

Он выступал против употребления «жупелов» и «страшных слов», которые выражают «просто желание выругать, разнести» и не содержат глубоко мотивированной и аргументированной критики.

Но при всем этом Ленин высмеивал «противников резкости», полемического задора, тех «умиротворителей» идейных разногласий, которые в борьбе видят прежде всего, крайности и эксцессы и боятся «зайти слишком далеко».

«Но можно также, смотря со стороны,- писал Ленин,- понимать смысл происходящей борьбы, который немножечко, извините меня, поинтереснее и исторически позначительнее, чем сценки и картинки так называемых «эксцессов» или «крайностей» в борьбе. Борьбы не бывает без увлечения.

Увлечения не бывает без крайностей; и, что до меня, я всего больше ненавижу людей, которые в борьбе классов, партий, фракций видят прежде всего, «крайности».

В то же время В.И. Ленин в своих замечаниях по проекту известной речи Г. В. Чичерина на Генуэзской конференции заметил: «Не надо страшных слов». Это замечание Ленина часто приводится для подкрепления в общем верной мысли о том, что «страшные», или «перекаленные», слова приобрели характер клише и не воспринимаются слушателем или читателем во всем богатстве их смыслового содержания именно ввиду своей «затертости».

Партия ориентирует систему политической учебы на всестороннее рассмотрение вопросов идеологической борьбы на международной арене.

В редакционной статье газеты «Правда» подчеркивается: «Всевозрастающему влиянию реального социализма, его политики и идеологии буржуазная пропаганда пытается противопоставить идеологические диверсии, озлобленные антисоветские, антикоммунистические кампании.

Разоблачая антисоветские измышления наших противников, на занятиях необходимо глубоко и всесторонне раскрывать права и свободы советских граждан, записанные в новой Конституции СССР, реальные достижения и преимущества социализма.

Это послужит дальнейшему воспитанию трудящихся в духе советского патриотизма и социалистического интернационализма, политической бдительности, умения последовательно проводить классовую линию, отстаивать принципы и нормы советского образа жизни, разоблачать измышления враждебной пропаганды, оказывать партийное влияние на формирование общественного мнения, сплачивать людей на коммунистических идейных позициях».

В идеологическом противоборстве огромное значение приобретает воспитание у советских людей четкой мировоззренческой позиции, непоколебимой убежденности в преимуществах социалистического образа жизни, умения видеть и разоблачать пороки капитализма, наступательно отстаивать и пропагандировать преимущества нового строя.

Речь, таким образом, идет об активной жизненной позиции личности и коллективов трудящихся в утверждении коммунистического образа жизни, в наступательной борьбе против чуждых идейных влияний. Это - твердая убежденность, непримиримая непреклонность человека, всем сердцем разделяющего убеждения коммунистической партии, ее идеологию и политику.

Это наступательная позиция, вдохновляемая всемирно-историческими преимуществами и достижениями социализма, которые воплощены в новой Конституции СССР. Это оптимизм и пафос первооткрывателей нового мира. Это чувство коммунистического первородства, гордость и счастье быть гражданином первой в мире страны социализма.

Это патриотизм и интернационализм великого советского народа, опирающегося на боевой союз братских партий, поддержку всего мирового коммунистического и рабочего движения.

Это самоотверженность, бдительность и страстная ненависть к буржуазной идеологии и милитаризму человека, защищающего свои самые дорогие идеалы, свой образ жизни, свой очаг и Отечество, ибо участие в битве с буржуазной идеологией сегодня с полным основанием может быть приравнено к священному долгу защиты Отечества.

Совокупность этих факторов определяет наступательность марксистско-ленинской критики капитализма, органическую взаимосвязь в ней коммунистического слова и революционного дела преобразования мира.