Разоблачительные материалы тайных отношений

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-4Повторявшиеся из Лэнгли заявления, что ни при каких обстоятельствах не будут раскрыты журналисты агенты ЦРУ, отвечали интересам магнатов прессы, которым не было никакой выгоды от всплытия из темного омута на поверхность неприятных фактов. А когда они все-таки вплывали, как было, например, с появлением в «Rolling Stone» статьи К. Бернстайна, то влиятельные органы печати брали под защиту ЦРУ.

Так, обозреватель журнала «Newsweek» Стэнли Кэрноу писал, что Бернстайн и другие макрекеры, разоблачающие связи между американскими журналистами и ЦРУ, занимаются «ловлей ведьм в маккартистском стиле». Иначе говоря, он почти слово в слово повторил обвинения, высказанные ранее Луисом Хереном. Требуется поистине необычное воображение, чтобы сравнивать действия макрекеров с той «ловлей ведьм», или преследованием инакомыслящих, которыми «прославился» в свое время свихнувшийся на антикоммунизме сенатор Джо Маккарти. Но такова «логика» тех в США, которым хотя и нечем крыть, однако надо както выгородить «свободную прессу», пойманную еще раз с поличным на сотрудничестве с разведкой.

Впрочем, обеим сторонам уже нет особой нужды играть только втемную. Постепенно они приучают к мысли о естественности, «нормальности» взаимодействия ЦРУ и средств массовой информации многочисленный отряд американских журналистов, интеллектуальную прослойку, а затем и более широкие круги общественности страны. Пусть иногда в перепалке и взаимных претензиях, но стороны стремятся застолбить в открытую определенные правила игры, взаимоотношений.

Ведь даже при всей разоблачительности того же материала К. Бернстайна он как бы легализует многие стороны всего этого партнерства. Например, покровительство, оказываемое центральной разведке магнатами прессы. Он назвал фамилии покойных и ныне здравствующих хозяев крупнейших газет, журналов, вещательных корпораций, которые лично давали ЦРУ «карт бланш» в своих владениях. Автор подчеркивал, что такое благожелательное отношение сохраняется и по сей день, что многие журналисты, помимо тех, кто имеет «контракты» с ЦРУ, и поныне проходят «дебрифинги» в Лэнгли и  т.д.

Таким образом, даже разоблачительные материалы в какой-то степени льют воду на мельницу тайных отношений, придавая им налет обыденности, повседневности. Конструирование доктрины фактически завершилось. Под ее сенью партнеры могли вздохнуть свободнее, тем более что слушания в конгрессе оказались для партнеров - ЦРУ и прессы - неопасными. Ведь одной из целей комиссий Пайка и Черча было насолить республиканской партии и выбить ее из Белого дома. И в этом плане они сделали свое дело.

С приходом в Белый дом кандидата демократической партии расследовательский пыл демократов поутих. Большинство законодателей было заинтересовано в том, чтобы преступления американского империализма во Вьетнаме, беззакония властей, совершенные в «уотергейтскую эру», не ударили бы бумерангом по правящему классу.

Чтобы отвлечь внимание от этих «национальных травм», специалисты по «психологической войне» идут на самые различные ухищрения. Большие усилия, например, предпринимаются, чтобы «реконструировать» историю американского вмешательства в дела Индокитая, действия США во Вьетнаме подаются в «новом»,  т.е. апологетическом, свете. Идут поиски «новых» концепций для оправдания «уотергейтских эксцессов».

На определенном этапе кампании преодоления «национальных травм» особенно большие ставки стали делаться на проблеме прав человека. Именно этот вопрос был избран генералами «психологической войны» для попытки реабилитировать внешнюю политику США, многие аспекты внутренней политики и, более того, мировоззренческие основы общества свободного предпринимательства. Конкретизируя цели этих планов, обозреватель журнала «The New Republic» Дж. Осборн сообщал, что кампания вокруг прав человека была развернута Вашингтоном, чтобы потушить также память о неудачах во Вьетнаме, о скандальных разоблачениях ЦРУ и о «подвигах» американских корпораций, действовавших за рубежом с помощью взяток и подкупов.