Наигранная совесть и мораль

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-6«Сдержанно и с оговорками прибегая к услугам американских журналистов», Визнер, по словам С. Лури, без каких-либо колебаний подкупал иностранных журналистов, использовал их для передачи ложных или вводящих в заблуждение материалов. «То, что такой материал мог попасть в американские газеты и передачи вещательных станций, в ЦРУ рассматривали как побочный продукт священной войны по спасению мира от коммунизма.

Этого невозможно было избежать, говорили официальные деятели ЦРУ. И это к тому же окупалось добрыми (?!) делами, которые совершались публикацией ложных материалов». В глазах ЦРУ, следовательно, была большая «моральная» разница - эдакая пропасть - между использованием своих и чужих журналистов для «черной» пропаганды.

В этих разглагольствованиях проступает, мы бы сказали, три яруса цинизма. Первый ярус - это идея о том, что американские журналисты, американская печать и радио и телевещание занимают специальное положение, поднявшись как бы на божественный Олимп. От одной лишь мысли, что их тоже надо обманывать или превращать в клавишу «мощного Вурлитцера», у руководителей и агентов ЦРУ обливаются кровью сердца и проступают на глазах слезы.

Второй ярус - это убежденность, что иностранные журналисты - второстепенные существа. И средства массовой информации, в которых они работают, второсортные по сравнению с американскими. Им, дескать, сподручнее выполнять грязную работу. И тут же другая сверхциничная идея: все народы, кроме американского, второсортные. Их спокойно можно надувать, обманывать, вводить в заблуждение, шантажировать.

Наконец, третий ярус цинизма - это иезуитская вера в то, что, сея ложь и дезинформацию, ЦРУ вершит «добрые дела». Этими «добрыми делами» является «священная война» против коммунизма, против всего нового, передового, что пробивает себе дорогу в мире. Но, это, в конечном счете, приводит к надругательству и над буржуазно-демократическими ценностями и принципами, идеями и институтами.

«Посредством секретности и обмана,- пишут авторы доклада «Анатомия антикоммунизма»,- ЦРУ подорвало, в частности, демократический процесс. Наша антикоммунистическая одержимость исказила наши приоритеты и обязательства». Таково мнение трезво мыслящих американцев об антикоммунизме. Оно выбивает почву из-под ног бывших и нынешних сотрудников ЦРУ, оправдывающих «грязные трюки» прошлого, а заодно и «черные» операции сегодняшнего дня идеями антикоммунизма.

Журналисты, пишущие под диктовку колби и хелмсов статьи; газеты и журналы, публикующие статьи карверов и браунов; прэгеры, издающие антикоммунистическую литературу, обоюдно убеждены, что они не обманывают американскую общественность, не злоупотребляют журналистскими привилегиями для сбора разведывательных данных. Никто в конгрессе США, где так тревожатся относительно возможности выпадения «осадков» от зарубежной пропаганды ЦРУ, не поднял голоса против реальных «осадков» (да еще каких обильных!) от внутренней, «домашней» пропаганды ЦРУ.

В конгрессе не раздалось ни одного голоса протеста против брифингов, организуемых для журналистов рыцарями «плаща и кинжала», против «промывания мозгов» журналистам, которое устраивают им специалисты по анализу ЦРУ. К сожалению, никто в Вашингтоне не поставил вопрос об «осадках» от внутренней, «домашней» пропаганды ЦРУ, попадающих в другие страны. 

А поскольку эти «осадки» ведут к разжиганию недоверия между народами, они явно подрывают процесс разрядки, идут вразрез с чаяниями и надеждами народов, нашедшими свое яркое отражение в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.

И все это лишний раз подчеркивает циничность той тревоги, которую выражали Ф. Визнер, С. Лури, комиссия Черча и др. Как же иначе охарактеризовать мораль встревоженных, которых не беспокоит, что общественность других стран будет обманута, дезинформирована, введена в заблуждение, околпачена, подвергнута пропагандистскому манипулированию. У них начинает появляться совесть, лишь когда «осадки» выпадают на американцев в США. Совестливость этих моралистов, по нашему убеждению, абсолютно наигранная.