Досье на журналиста

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-7Сенаторы У. Хаддлстон, Г. Бейкер, Г. Харт, У. Мондейл и Ч. Метиайес настаивали на серьезном исследовании проблемы взаимоотношений ЦРУ и американских средств массовой информации. Не желая быть обвиненным в несговорчивости, директор ЦРУ Дж. Буш распорядился предоставить комиссии краткие справки о журналистах, сотрудничающих с Лэнгли. Доверенное лицо комиссии - бывший работник ЦРУ У. Бадер - начал получать по краткому резюме на каждого журналиста.

Оно составлялось в самых общих выражениях. В руках Бадера оказалось около 400 таких резюме. Именно на основе этой цифры К. Бернстайн и сделал свое заключение, что около 400 американских журналистов сотрудничало с ЦРУ. Бернстайн тут же спешит добавить, что «официальные лица, наиболее осведомленные в этом вопросе, считают цифру «400» значительно заниженной по сравнению с фактическим числом американских журналистов, которые поддерживали тайные отношения с ЦРУ и участвовали в подрывных операциях».

Названные выше сенаторы натолкнулись вначале на твердый отказ Дж. Буша, когда они попросили полные досье на каких-нибудь журналистов. После долгих и порой жарких дебатов Бадеру было дано 25 «прочищенных» папок (опять же без фамилий и названий), каждая из них толщиной от 8 до 28 сантиметров. Председателю комиссии Ф. Черчу и его заместителю - сенатору Г. Бейкеру предоставили полные досье на пять журналистов.

В обоих случаях действовало условие: У. Бадер, Ф. Черч и Г. Бейкер не должны разглашать содержание «прочищенных» и «непрочищенных» папок. В итоге всех этих и других манипуляций раздел доклада комиссии Черча о взаимоотношениях ЦРУ и американских органов информации оказался совсем «прочищенным». «Это - результат затяжных и тщательных переговоров с ЦРУ относительно того, что должно быть сказано в докладе.

Этот раздел ни в коей мере не отражает то, что мы обнаружили» - таким откровенным высказыванием подытожил всю эту эпопею сенатор Г. Харт. Добавляя от себя, К. Бернстайн подчеркнул: «Если бы в докладе комиссии были описаны подлинные масштабы использования центральной разведкой журналистов, это вызвало бы фурор в прессе и в сенате».

Затушевав, таким образом, картину взаимоотношений ЦРУ с американской журналистикой, комиссия Черча сочла возможным отметить в своем докладе наличие «сети, которая состоит из нескольких сот иностранных граждан, разбросанных по всему миру, собирающих разведывательные данные для ЦРУ и временами пытающихся влиять на общественное мнение за границей посредством тайной пропаганды».

Какова же была реакция сенаторов на существование этой тайной паутины? Их больше всего «обеспокоили... потенциальные возможности, заложенные в самой сути тайных операций, проводимых посредством органов информации». Эти операции, по мнению законодателей, могли привести к «манипулированию или случайной дезинформации американской общественности». На чем основывалось такое мнение?

В докладе приводится заявление, сделанное еще в 1967 году заместителем директора ЦРУ Д. Фитцджеральдом: «Осадки в США от иностранных публикаций, которые мы поддерживаем, неизбежны и, следовательно, допустимы». Развивая данную мысль, сотрудники ЦРУ, выступавшие за закрытыми дверями в комиссии Черча, убеждали сенаторов, как явствует из доклада, что не существует способа уберечь американскую общественность от таких осадков.

«Осадки внутри США от тайной пропаганды выпадают из многих источников,- говорится в докладе. - Книги, предназначаемые преимущественно для англоговорящих стран; помещение заметок в органах прессы, которые подхватываются информационными агентствами; пресс-службы, контролируемые ЦРУ, и прямое финансирование иностранных институтов, которые пытаются распропагандировать общественность и конгресс США.

Опасность заражения средств массовой информации США пропагандой ЦРУ - «осадками» - заключается практически в любом случае, когда проводятся пропагандистские операции». Еще до комиссии Черча и Д. Фитцджеральда подход к этим вопросам был выработан Ф. Визнером.