Использование граждан

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-8«Можно ли, вопрошает С. Лури, снабжать информацией ЦРУ и по-прежнему оставаться правдивым и честным перед общественностью журналистом?» Вначале он предоставляет возможность ответить на этот вопрос другим. «Колби, сообщает Лури, считает, что можно, если даже из рук в руки передаются деньги. Некоторые журналисты полагают, что получение денег это единственный серьезный компрометирующий фактор». В собственных рассуждениях Лури нет однозначного подхода: либо да, либо нет.

Он вроде бы и не одобряет поведения тех своих коллег, которые вступили в тесные отношения с ЦРУ. Однако не за само сотрудничество, а за потенциальные последствия этого: возможное дальнейшее падение престижа американского зарубежного корпуса печати, что в свою очередь, дескать, усугубит общий «кризис доверия», переживаемый информационным бизнесом.

Дает ли Лури какие-нибудь рекомендации для исправления неприглядной ситуации? По существу нет, ибо он считает ее неизбежной. «У информационного бизнеса существует потребность, необходимость в сотрудничестве с ЦРУ и с другими разведывательными службами,- пишет профессор - Этические соображения отодвигаются на задний план в этих отношениях». Эту потребность он объясняет, как мы видели выше, ссылкой на собственный пример. Ему выгодно было торговать информацией с ЦРУ. Он призывает читателей, поверить, что от этого его статьи и книги становились интереснее.

Послушаем, как объясняли свои «потребности» другие вашингтонские обозреватели. Дж. Крафт: «Мне хотелось почаще встречаться с Хелмсом, поскольку он вращался в среде правительственной верхушки. Он был мастер анализа - быстрого, краткого. Он знал, что происходит». М. Калб: «Хелмс располагал к себе удивительной откровенностью. Но он говорил не больше того, что ему хотелось сказать. У него была эта изумительная манера разговора, когда на ту или иную мысль вас наводили его глаза».

Итак, одному нравился быстрый аналитический ум, другому - выразительные глаза. Все чинно и благородно, все пристойно и безобидно, не выходит за рамки принятых в Вашингтоне контактов и к тому же поднимает в глазах владельцев информационного бизнеса акции журналистов, находящихся на короткой ноге с руководством разведки.

Такие идеи вполне подошли в качестве «строительного материала» для составителей доклада комиссии Черча. «Целостности американских институтов или отдельных лиц не грозит открытый контакт или сотрудничество с правительственными разведывательными институтами,- говорится в докладе. Открытый и регулярный контакт с правительственными ведомствами - необходимая составная часть журналистской практики».

Все дело, однако, в том, что ничего открытого в контактах между ЦРУ и монополизированными средствами массовой информации нет. К тому же комиссия Черча не пыталась определить разграничительную линию между «открытым» и тайным сотрудничеством.

«Оперативная арена ЦРУ находится вне США,- говорится в докладе комиссии,- но оно использует американских граждан в тайных операциях индивидуально и как сотрудников американских институтов. Тайные действия, которые затрагивают американские институты и индивидов, принимают множество форм и осуществляются с помощью широкого разнообразия средств:

  • официальные лица университетов и профессора дают советы и устраивают знакомства в разведывательных целях;
  • ученые и журналисты собирают разведывательные данные;
  • журналисты изобретают и размещают пропаганду;
  • печатные органы Соединенных Штатов предоставляют «крышу» для агентов ЦРУ».

В докладе указывалось, что «комиссия не располагает сколько-нибудь полной картиной характера и объема взаимоотношений» ЦРУ и американских средств массовой информации. Но все дело в том, что комиссия не очень пыталась раскрыть полную картину этих отношений. А то, что она раскрыла, не было включено в доклад. Любопытные подробности закулисных маневров и сделок между комиссией и ЦРУ стали известны намного позднее. О них сообщил в журнале «Rolling Stone» К. Бернстайн.