Фонд разоблачительного журнализма

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-16По меньшей мере, 23 сотрудника «Copley News Service» были агентами ЦРУ. В 1976 году официальный деятель ЦРУ в беседе с К. Бернстайном подтвердил все эти факты и подчеркнул, что связи разведки с синдикатом Копли настолько тесны, что «почти невозможно разделить их» («Rolling Stone», October 20, 1977).

В июле 1977 года Дж. Тренто и Д. Роман заявили на пресс-конференции в Национальном клубе печати Вашингтона, что в ходе расследования, длившегося почти целый год, они столкнулись с фактами аналогичных связей ЦРУ и ФБР со многими другими американскими газетами и пресс-агентствами.

Конечно, всплывшие связи, контакты, фамилии, названия - это малая толика того, что существует в действительности. Но и эти разоблачения породили комментарии и печальные вздохи в статьях американских газет по поводу урона, нанесенного «свободе прессы». На это один из бывших руководящих деятелей ЦРУ, хорошо знающий истинное положение дел, сказал журналисту У. Пинкусу: «Бросьте, пожалуйста, прикидываться и разглагольствовать о славе и чистоте нашей прессы, все это не производит на меня никакого впечатления» («The Washington Post», January 17, 1976).

Сей деятель знал, о чем он говорил. У владельцев «свободной прессы» не пропадала тяга к сотрудничеству с империалистической разведкой. Сенатор Эдвард Кеннеди распространил среди управляющих и главных редакторов органов информации законопроект, требующий от правительственных ведомств, в том числе ЦРУ, публиковать в так называемом федеральном реестре фамилии всех журналистов, которые связаны с ними денежными или другими контрактами.

Целью законопроекта было приостановить соответствующую практику, вынудив органы исполнительной власти оглашать кадры, вербуемые из среды «свободной и независимой прессы». К удивлению сенатора, большинство владельцев средств массовой информации не поддержало законопроект.

Весной 1976 года председатель «Фонда разоблачительного журнализма» М. Виорст призвал ЦРУ прекратить всякое использование американских журналистов в разведывательных операциях, поскольку это нарушает первую поправку к конституции США, провозглашающую свободу печати. Директор ЦРУ Дж. Буш отклонил просьбу Виорста, сославшись на «несовершенство мира», в котором живут американцы («International Herald Tribune», May 28, 1976).

Несмотря на заявление Дж. Буша, обозреватель «The New York Times» С.Л. Сульцбергер заверил своих читателей в феврале 1977 года, что «ЦРУ больше не использует журналистов в каком-либо качестве». Его статья была перепечатана в европейском рупоре американских монополий слова - газете «International Herald Tribune» (February 28, 1977), что должно было по идее смыть последние следы подозрений к «свободной прессе» у зарубежного читателя.

Прошло, однако, полгода, и один из самых известных вашингтонских макрекеров, К. Бернстайн, на страницах журнала «Rolling Stone» назвал самого С.Л. Сульцбергера в числе «по крайней мере более десятка известных обозревателей и телекомментаторов, которых в ЦРУ именуют своим «активом» и которым можно поручать выполнение самых разнообразных тайных заданий» (October 20, 1977).

Когда корреспонденты бросились искать Сульцбергера, чтобы выяснить его реакцию на сообщение, что он принадлежит к «активу» ЦРУ, то им явно не повезло, поскольку обозреватель неожиданно уехал... на отдых. Ничего особенно нового в статье, опубликованной журналом «Rolling Stone», не было, тем не менее она вызвала очередной переполох в редакциях газет, радио и телевидения Америки.

В ней говорилось, что более 400 американских журналистов на протяжении последних 25 лет выполняли тайные задания ЦРУ. Журналист перечислил крупнейшие органы информации, сотрудничавшие с ЦРУ, представлявшие разведке «крышу». Это агентства АП, ЮПИ, Рейтер, радиотелевизионные сети ABC, NBC, газеты «The New York Times», «The Washington Post», «Miami Herald», журналы «Time», «Newsweek», газетные тресты Скрипс-Говарда, Херста, Копли и так далее.