Взаимодействие журналистов со спецслужбами

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-17«Декларация политики ЦРУ», как было окрещено это заявление Буша, являла собой документ крайне расплывчатого содержания. Согласно этому указанию директора ЦРУ, запрещалось использовать в разведывательных целях американских и иностранных журналистов, которые «аккредитованы» информационными организациями США.

Под «аккредитацией» понималось наличие «официального контракта» между журналистом и информационной организацией США или получение журналистом от нее «удостоверения прессы». Даже газеты «The New York Times» и «The Washington Post» признали, что подобный «запрет» оставляет широкий простор для ЦРУ в средствах массовой информации.

10.02.1976 года Д. Шорр, чувствуя, что его дни в CBS так или иначе сочтены, сообщил во время очередной телепередачи, что бывшие корреспонденты радиотелевизионной сети CBS в Каире и Стокгольме Франк Кернс и Остин Гудрич - кадровые сотрудники ЦРУ. Спустя некоторое время Д. Шорр писал в журнале «New York», что работал на ЦРУ и бывший корреспондент CBS в Москве У. Коул.

В 1976 году в Анголе были арестованы и выдворены из страны за сбор агентурных данных для ЦРУ корреспонденты CBS Дон Уэбстер и Билл Мутчманн. Тесные связи CBS с разведкой осуществлялись с ведома и благословения владельца вещательной сети У. Пэйли. Подтвердив этот факт, бывший руководитель передач новостей CBS Сиг Майкельсон заявил в интервью газете «The New York Times», что все радиотелевизионные корпорации Америки взаимодействовали с ЦРУ. Не отставали от них и газеты.

Нью-йоркская газета «Daily News» в номере за 01.03.1976 года сообщила, что в сейфах ЦРУ хранятся засекреченные досье на американских журналистов Ал. Френдли, Ричарда Харвуда, Пола Игнатиуса. «О содержании этих досье тут, - писал из Нью-Йорка И. Андронов в «Литературной газете», - к сожалению, пока ничего не сообщают».

25.03.1976 года газета «Louisville Courier Journal» опубликовала статью, в которой говорилось, что на основании проведенного внутри редакции расследования выяснилось: бывший корреспондент газеты Роберт Кэмпбелл был агентом ЦРУ. Журнал «Columbia Journalism Review» приветствовал сам факт проведения следствия внутри газеты «Louisville Courier Journal» и прояснение личности Р. Кэмпбелла.

Однако «сестры» луисвилльской газеты, саркастически заметил журнал, «хранят оглушительное молчание» (CJR, July/August 1976) в отношении журналистов, работающих в их редакциях. Под «сестрами» подразумевались другие американские буржуазные газеты да и журналы. Ведь подчеркивала же газета «The New York Times», что в конгрессе США практически каждый основной орган информации рассматривается как «прикрытие» ЦРУ («The New York Times», January 26, 1976).

В мае 1976 года «Литературная газета» в статье «Поправка ЦРУ к... конституции США» писала, что «истинным хозяином» аккредитованных в Москве корреспондентов Associated Press Кримски, «The New York Times» - Рена, «Newsweek»- Френдли является ЦРУ. Взаимодействие журналистов с ЦРУ санкционировалось, как мы видели, зачастую сверху. Особенно охотно шли на это реакционные издатели и владельцы газет, выдающие себя за «суперпатриотов» («The Washington Post», January 31, 1976). Примеров на этот счет хоть отбавляй.

Вашингтонский «Фонд разоблачительного журнализма» помог двум макрекерам - Дж. Тренто и Д. Роману - провести расследование деятельности синдиката «Copley Press», в который входит девять газет в штатах Калифорния и Иллинойс, и принадлежащей ему службы «Copley News Service», распространяющей информацию и комментарии в США и Латинской Америке.

Выяснилось, что в 50-х годов владелец концерна Дж. Копли лично предложил президенту Д. Эйзенхауэру превратить «Copley News Service» в «глаза и уши наших разведывательных служб». Он мотивировал предложение стремлением участвовать в борьбе против «коммунистической угрозы» в Латинской Америке.

Вместе с ЦРУ Дж. Копли орудовал в Межамериканском обществе печати, объединяющем редакторов консервативных газет стран Латинской Америки (таким образом, налицо разделение труда: в ассоциации редакторов ЦРУ действовало через газетных магнатов типа Копли, а в Межамериканской федерации газетных работников, как уже отмечалось,- через профсоюзных боссов типа Ч. Перлика).