Воздействие на прессу

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-18По словам ряда высокопоставленных официальных лиц, продолжал Н. Горрок, использование информационных организаций для дезинформации или как прикрытие было вслед за тайными политическими подкупами, по всей вероятности, самым широким фронтом действий ЦРУ. С приведенной оценкой того, что наберется несколько сот агентов-репортеров, совпадает мнение, высказанное Дж. Марксом - одним из авторов книги «ЦРУ и культ разведки». По его словам, «насчитываются сотни мужчин и женщин» - «этих репортеров со связями с ЦРУ» (CJR, July/August 1976).

Судя по контексту, он имел при этом в виду американских корреспондентов. В свете трехзначных цифр, которые называют Н. Горрок и Дж. Маркс, приобретают зловещее звучание следующие абзацы из доклада комиссии Пайка: «Органы американской разведки издавна высоко ценят журналистов как поставщиков информации. Журналисты, как правило, много разъезжают и часто допускаются в такие места, которые закрыты для предпринимателей или лиц, подозреваемых в шпионаже.

С другой стороны, маскируясь под журналистов, агенты разведки могут разъезжать по стране пребывания. Кроме того, они пользуются особым доступом к влиятельным иностранным руководителям и дипломатам. Штатные зарубежные корреспонденты американских органов печати иногда работают на ЦРУ, поставляя информацию, добываемую в процессе текущей работы, и даже выезжая для сбора информации в районы, не представляющие ценности с журналистской точки зрения.

Гораздо шире распространена практика использования в качестве источников информации для ЦРУ нештатных корреспондентов». Комиссия Черча решила не очень отставать от конгрессменов Пайка и попросила ЦРУ представить ей фамилии журналистов, работающих на разведку, и названия информационных органов, служащих им «крышей». Казалось, что она их получит. Вашингтонский корреспондент лондонской газеты «Times», например, писал: «Когда сенатская комиссия по делам разведки опубликует свой доклад, в нем будет список информационных организаций, которые используются ЦРУ» («The Times», January 16, 1976).

Однако планам сенаторов не суждено было сбыться. ЦРУ и без тoгo проявляло повышенную нервозность в связи с возможностью появления в печати фамилий журналистов, сотрудничающих с ним. 30.01.1976 года новый директор ЦРУ Д. Буш был приведен к присяге, а уже через несколько дней он имел 90-минутную беседу с издателем газеты «The New York Times» Артуром Сульцбергером и его ближайшими подчиненными, а затем с руководством CBS.

О том, что обсуждалось на этих встречах, поведала своим читателям газета «The Washington Post». Готовясь отказать комиссии Черча, Буш решил заручиться поддержкой «The New York Times» и CBS. Это ему и удалось сделать. Последовали опровержения и газеты, и радиотелевизионной компании, однако «The Washington Post» упорно стояла на своем, подчеркивая, что ее информация получена из двух источников - разведывательных кругов и конгресса.

Так или иначе, но вокруг запроса специальной комиссии сената разгорелся сыр-бор. Почти каждый день в начале и середине февраля Бушу задавали вопрос, удовлетворит ли он просьбу законодателей. И каждый раз следовал категорически отрицательный ответ. Вскоре законодатели и Буш договорились о мирном урегулировании трений.

В обмен на отказ Черча от своей просьбы Буш дал обещания: во-первых, показать сенаторам материалы («некоторые досье»), позволяющие судить о воздействии на прессу США ее прошлых связей с ЦРУ; во-вторых, рассчитать из ЦРУ примерно 25 американских журналистов. Остальные не трогались, сохраняя за собой статут агентов ЦРУ.

В частном порядке один из административных сотрудников комиссии Черча отметил в беседе с корреспондентом «The New York Times» Дэвидом Розенбаумом, что многие из этих агентов «занимают ответственные редакционные посты в средствах массовой информации США» («The New York Times», April 27, 1976).