Против комиссии Пайка

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-19Несколько слов о комиссиях, вскрывших факт что Колби не сдержал своих обещаний о минимизации связи между прессой и ЦРУ. Специальные двухпартийные комиссии сената (под председательством демократа Фрэнка Черча) и палаты представителей (под председательством демократа Отиса Пайка) для расследования деятельности ЦРУ были созданы в начале 1975 года.

Их появление на политической арене Вашингтона отражало растущее беспокойство американской общественности и многих законодателей бесцеремонным вторжением ЦРУ в дела других государств и крупномасштабностью полицейских акций внутри самих США. Белый дом проявил внимание к комиссии Черча.

По его указанию ЦРУ предоставило ей некоторые документы и архивные материалы. Менее гладкими были отношения ЦРУ и комиссии Пайка. Они окончательно испортились в конце 1975 - начале 1976 года, когда она явилась источником «утечки» сведений о таких аспектах деятельности рыцарей «плаща и кинжала», которые им не хотелось ни при каких обстоятельствах оглашать перед широкой публикой.

«Неделя за неделей,- писал журнал «Time»,- конфиденциальная информация, собранная сотрудниками комиссии Пайка, оказывалась на первых полосах газет США. По словам уходящего в отставку директора ЦРУ Колби, утечки привели к «прорыву плотины». Полный текст окончательного доклада комиссии был предоставлен журналистам» («Time», February 9, 1976).

Предоставлен, но не всем. «Time» имел, видимо, в виду, что экземпляры доклада удалось заполучить сотрудникам газеты «The New York Times» и корреспонденту CBS Дэниелу Шорру. Тон и содержание доклада взбесили (во всяком случае внешне) ЦРУ. Его не устраивали и рекомендации комиссии конгрессу по упорядочению контроля над ЦРУ со стороны правительства и законодательного органа. Они были острее, чем те рекомендации, которые содержались в находившемся в стадии завершения проекте доклада комиссии Черча.

В январе - феврале 1976 года ЦРУ развернуло операции против комиссии Пайка. На пресс-конференции У. Колби охарактеризовал подготовленный ею документ как «плохую услугу нашей нации, дающую полностью неверное впечатление об американской разведке». В тон Колби обозреватель «Time» Т. Гриффитс назвал доклад «тенденциозным бессвязным бормотанием» («Time», March 29, 1976).

Под нажимом ЦРУ и Белого дома палата представителей большинством голосов отменила решение комиссии Пайка опубликовать ее доклад. Тем не менее, один экземпляр его оказался в распоряжении нью-йоркской газеты «Village Voice» и был напечатан ею.

Это еще более усилило нападки ЦРУ на Пайка и его комиссию. Друзья Колби в конгрессе устроили бурю, требуя усилить меры наказания для тех, кто решается на вольное обращение с «конфиденциальной» информацией.

Поскольку значительная часть доклада комиссии Пайка просочилась в печать уже раньше, до его опубликования в «Village Voice», то возник вопрос: насколько искренним был гнев ЦРУ и его сторонников? Корреспондент CBS Д. Шорр заявил, что он передал экземпляр доклада газете «Village Voice». В отместку его отстранили от передач по CBS, но в Вашингтоне поговаривали, что публикация была подстроена самим ЦРУ («Newsweek», February 23, 1976), у которого, безусловно, хватало мотивов для этого.

Оно опасалось тех, в частности, рекомендаций комиссии Пайка и комиссии Черча, которые предусматривали создание более строгой системы контроля и наблюдения со стороны конгресса за деятельностью разведки. Чтобы подорвать реализацию этих планов, кому-то очень выгодно было «продемонстрировать» конгрессу, что он не в состоянии беречь документы в тайне. Из воскресного номера газеты «The New York Times» от 25.01.1976 года стало известно, что комиссия Пайка была обеспокоена и тем, что информационные органы США служат журналистскими «крышами» для агентов ЦРУ.

Спустя немногим более двух недель, корреспондент «The New York Times» Николас Горрок подготовил пространную статью на эту тему со ссылкой на двух бывших агентов ЦРУ, которые давали показания сотрудникам специальных комиссий конгресса. Они сообщили, что каждый оперативный офицер разведки за границей пытался завербовать журналистов и что количество агентов, выступающих в роли репортеров, исчислялось «сотнями» («The New York Times», February 9, 1976).