Участие журналистов в операциях за рубежом

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-20О существовании списка фамилий некоторых очень крупных людей, которые в свое время были связаны с ЦРУ, поведал Джаффе, ему сообщил корреспондент ABC Билл Гил. В течение следующего часа, по подсчетам телефонной службы, в квартире Б. Гила раздалось свыше 300 звонков. Коллеги по профессии умоляли сообщить дополнительные данные о списке, о том, кто в нем.

Ажиотаж был, однако, не долог. Б. Гил струсил и стал отрицать, что он сообщил нечто подобное С. Джаффе. Однако ему это не помогло: как и задолго до него Джаффе, он был уволен из ABC. Так обстоит дело с правами человека в одной из крупнейших радиотелевизионных сетей США.

Но вернемся к заявлению С. Джаффе. Он не называл места работы первых двух упомянутых журналистов. Да это и не нужно. Их знает каждый в Америке. Ведущие комментаторы CBS У. Кронкайт и NBC Дж. Чэнселлор - звезды американского телевидения. Последний, кстати говоря, по приглашению президента Л. Джонсона временно покидал в 60-е годы NBC, чтобы возглавлять «Голос Америки». У. Кронкайт и Дж. Чэнселлор, как и С. Джаффе, - в прошлом американские корреспонденты в Москве.

Карьера С. Джаффе на телевидении кончилась еще в 1969 г., когда в Вашингтоне распространились слухи, что он - «русский шпион». Джаффе подал за это в суд на ЦРУ и ФБР, но те уклонились от его требования доказать инспирируемые ими обвинения. Тогда журналист начал выкладывать, как говорится, все по порядку. В 1955 году он подал заявление о приеме на работу в CBS. Пока он ждал ответа, его посетил сотрудник ЦРУ Д. Рубинс и предложил ему сделку: Джаффе работает на ЦРУ и в таком случае CBS пошлет его в Москву (V.Marchetti and J.Marks. Op.cit., p.355).

Тот отказался, но затем был принят в CBS для работы внутри Америки. Через некоторое время Джаффе посылают в Москву помогать в освещении процесса над Фрэнсисом Г. Пауэрсом, пилотом ЦРУ, самолет которого был сбит над Советским Союзом. «Джаффе полагает,- писал С. Лури,- что ЦРУ, возможно, приложило руку к тому, чтобы он получил это задание» (CJR, September/October 1974).

В своих показаниях в комиссии Пайка Джаффе пошел на признание того, что служил ЦРУ, что, работая корреспондентом при ООН и в Москве, он доносил американской охранке ФБР на своих коллег. После этого на мельнице вашингтонских слухов Джаффе стал фигурировать как «двойной агент». Именно так его назвал и разъяренный У. Кронкайт.

В тот же вечер 23 января он выступил по радио и постарался придать весьма оригинальный, мягко выражаясь, оборот всему делу с разоблачением связей между американскими журналистами и ЦРУ. Из-за «таких сэмов джаффи в нашей профессии», метал он гром и молнии, ползут слухи о якобы тайном сговоре между репортерами и ЦРУ.

Кронкайт назвал четыре причины, почему он считал эти «слухи» вредными: во-первых, у людей появляется недоверие к репортерам и передаваемым ими новостям; во-вторых, может появиться подозрение к репортерам со стороны различных «источников» новостей; в-третьих, «безвинных» репортеров начнут убивать за рубежом как шпионов. И наконец, компании по страхованию жизни, видимо, будут брать теперь больше с журналистов, воспользовавшись тем, что к ним пристала репутация как агентов ЦРУ («Esquire», April 1977). Последнее особенно, видимо, взволновало Кронкайта, зарабатывающего под миллион долларов в год.

Однако, как ни старался Кронкайт свести все дело к проискам «двойных агентов - сэмов джаффе», ему это не удалось. Из специальных комиссий конгресса в печать просачивались сообщения, что Колби не выполнил своего обещания свести до минимума связи между прессой и ЦРУ, что на январь 1976 года вместо прежних «трех дюжин», уже около 50 американских журналистов участвовало в тайных подрывных операциях за границей («International Herald Tribune», April 29, 1976).