Оплата грязных трюков

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-23Один из американских журналистов сыграл «главную роль в опубликовании книги Милована Джиласа «Новый класс», что явилось одной из самых успешных пропагандистских акций ЦРУ в 50-х годов». Журналист передал рукопись, в которой содержались обвинения, наносящие большой ущерб правительству Югославии, некоему сотруднику ЮСИА, который в свою очередь отдал ее ЦРУ.

Там рукопись была переведена, затем ЦРУ устроило публикацию «Нового класса» в упоминавшейся уже нью-йоркской издательской фирме Фредерика А. Прэгера. С тех пор, по словам С. Лури, Прэгер издал по предложению ЦРУ еще 15-16 книг. 

Профессор журналистики Стюарт Лури завершает экскурс в историю «рабочих отношений» ЦРУ и прессы рассуждениями, ставящими цель выяснение вопроса: хорошо или плохо поступали журналисты, идя на такое сотрудничество?

Вопрос этот непраздный, учитывая размах контактов. Вопрос этот и немаловажный, если принять во внимание, что трибуна, с которой Лури ведет дискуссию,« Columbia Journalism Review»-считается наиболее авторитетным научным и общественно-политическим органом печати США по вопросам журналистики. Он призван формировать убеждения работников средств массовой информации.

Но кто такой Стюарт Лури? В начале 60-х годов он был послан газетой «New York Herald Tribune» в качестве собственного корреспондента в Москву. После того как, не выдержав конкуренции, эта газета прекратила в середине 60-х годов свое существование, С. Лури берут в газету «Los Angeles Times», которая превращается в одну из главных конкуренток «The New York Times» с точки зрения всесторонней информации, компетентных высокооплачиваемых обозревателей и продажи газетных статей другим американским органам информации.

Стюарт Лури освещает на страницах «Los Angeles Times» деятельность Белого дома и проблемы национальной безопасности, затем покидает Вашингтон, становится преподавателем журналистики, получает звание профессора журналистики в университете штата Огайо. 

Именно к этому периоду относится его выступление в журнале «Columbia Journalism Review» со статьей об истории использования Центральным разведывательным управлением американских и иностранных журналистов. Спустя немного времени после опубликования этой статьи Лури занимает пост заместителя главного редактора известной газеты «Chicago Sun-Times».

В статье С. Лури подвергает самоанализу свой шаг - выступление со статьей по проблемам ЦРУ. «Когда я собирал материал, - пишет профессор, - и многие журналисты, и официальные деятели ЦРУ призывали меня отказаться от данного замысла. Известно, что, по мнению Колби, нет нужды поднимать дискуссию о специфических моментах прошлых связей ЦРУ с американской журналистикой.

Колби говорит своим собеседникам (намек на то, что С. Лури беседовал с директором ЦРУ), что эксцессы ЦРУ прошлых лет уже хорошо документированы и не требуют дополнительной вентиляции. А некоторые журналисты считают вредной критику коллег только за то, что они подрабатывают на стороне.

Им не по себе, что вся запутанная паутина взаимоотношений между репортерами и агентами разведки, столь материально выгодная репортерам, будет разрушена». Своей публикацией Лури отвечает на критику с двух сторон - ЦРУ и репортеров - относительно полезности или вреда экскурса в историю. Он считает свой поступок правильным.

Лури самоанализирует и другие свои шаги. Оказывается, он тоже бывал в Лэнгли, в штаб-квартире ЦРУ. Напомним его признание на этот счет. «В течение 10 лет, освещая международные отношения и проблемы национальной безопасности, я подобно торговцу обменивался информацией с людьми ЦРУ.

Я откушивал за отличным столом в приватной гостиной директора ЦРУ (после принятия рюмочки, подаваемой официантом в черном смокинге в приватном кабинете директора). Вредил или помогал сбору информации такой доступ? Естественно, как я полагаю, помогал. Не все мои коллеги соглашаются с этим».

Читатель может спросить: разве то, чем занимался в течение 10 лет журналист Стюарт Лури, не выглядит в свете исторического эссе профессора Стюарта Лури как «побочное занятие» в интересах ЦРУ? Тем более что профессор скромно умалчивает, какого рода информацию он предоставлял ЦРУ, будучи молодым и сверхэнергичным репортером.

Профессор умалчивает также и про то, была ли информация, которую он получал от ЦРУ, правдивой или же теперь, с высоты прошедших лет, ему, возможно, видно, что это была неправда, дезинформация, которую он подсовывал читателям «New York Herald Tribune», «Los Angeles Times» и сотням других американских газет, которые перепечатывали его статьи.

Интересно было бы также выяснение вопроса: 

  • Не похож ли данный экскурс в историю на тот прием связи с общественностью, о котором он сам рассказал? Не попытался ли Стюарт Лури предотвратить примерно такой вопрос какого-нибудь дотошного макрекера: а ваши посещения Лэнгли тоже были «рабочими отношениями» с ЦРУ?
  • Не пришло ли в голову какому-нибудь «бюрократу» в ЦРУ подобрать несколько старых эпизодов из истории игры Визнера на «мощном Вурлитцере» и «замуроваться каменной стеной» от более глубокого) расследования «грязных трюков», которые стряпала «свободная пресса» по рецептам и за доллары ЦРУ?

Но все это чисто гипотетические вопросы, которые, кстати, никому не пришли бы в голову, если бы порой не загадочный характер статьи самого Лури и если бы не его намек, что многие мысли и идеи о ЦРУ были взяты лично у Колби. Беседа между Лури и Колби, если она действительно имела место, кончилась, на наш взгляд, плохо для американской журналистики.

Профессор журналистики почти полностью обелил тягу некоторых представителей «свободной прессы» к совместным подвигам и авантюрам с рыцарями «плаща и кинжала». Не в таком ли духе он учил и своих студентов?!