Сбор информации за рубежом

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-24Бывший ответственный секретарь журнала «Life» Джордж Хант позволял агентам ЦРУ интервьюировать корреспондентов «Life», возвращавшихся из зарубежных поездок. Другой ответственный секретарь «Life», Эдвард Томсон, снабжал военную разведку фотоснимками, которые корреспонденты журнала делали во время военных парадов на Красной площади в Москве.

В. Маркетти и Дж. Маркс также пишут о «дебрифингах» корреспондентов в ЦРУ, т.е. выкачке из них информации. Охотно участвовали в «дебрифингах» такие столпы американской журналистики, как Джозеф Олсоп и его брат Стюарт, Дрю Пирсон, Гаррисон Солсбери и десятки других.

«После возвращения из зарубежных поездок они регулярно встречались с экспертами ЦРУ. Они были рады предоставить любую подвернувшуюся им информацию, как, например, количество дымовых труб у завода или интенсивность железнодорожных перевозок.

Заведующий вашингтонским бюро одной крупной американской газеты вспоминает, что по возвращении из Восточной Европы его попросили ответить на незначительные с виду вопросы, которые, однако, позволяли отгадать весь «ребус». Эти дебрифинги проводились и проводятся директоратом разведки ЦРУ.

Избранные журналисты, однако, участвуют в иного рода дебрифингах, проводимых службами тайных операций. Здесь больше всего интересовались иностранными деятелями, с которыми встречались журналисты, сведениями о службах внутренней безопасности стран, где побывали журналисты» (V.Marchetti and J.Marks. Op.cit., p.354).

«Рабочие отношения» ЦРУ с журналом «Nucleonics Week», публиковавшимся крупнейшим американским книго-журнальным издательством «McGraw-Hill Publishing Co», начались в конце 60-х годов. Журнал напечатал статью, в которой упоминалось об использовании ядерной энергии в Таиланде. Сообщение об этом поступило от таиландца. После выхода бюллетеня в кабинете редактора Роджера А. Ньюбургера раздался телефонный звонок из нью-йоркского отделения ЦРУ.

Спрашивали, располагает ли «Nucleonics Week» какой-либо дополнительной информацией по ядерным исследованиям в Таиланде. Редактор сказал агенту ЦРУ, что он может прийти и почитать весь текст сообщения. Так начались «рабочие отношения», длившиеся три года. Агент ЦРУ приходил читать сообщения зарубежных корреспондентов, изучать присылаемые ими фотоснимки. Журнал снабжал ЦРУ опубликованными и неопубликованными фото.

Некоторые владельцы средств массовой информации позволяли своим зарубежным корреспондентам сотрудничать с ЦРУ в расчете, что это даст им возможность сократить расходы по содержанию и командировкам журналистов. Бывший сотрудник ЦРУ Т. Маккой рассказывал, что у него лично было разрешение по крайней мере от двух издателей нанимать их корреспондентов (CJR, September/October 1974).

На практике это принимало разные формы. Об одной из них С. Лури рассказывает со слов бывшего заведующего одной из баз ЦРУ. Корреспонденту небольшой газеты, постоянное местопребывание которого Париж, предлагается съездить в Румынию. ЦРУ оплачивает ему проезд, проживание в Румынии, дает деньги на карманные расходы.

В обмен на это журналист обязуется ответить на вопросы парижской резидентуры ЦРУ о Румынии, о встречах там, впечатлениях. Он запоминает для ЦРУ все - и паспортную систему в отелях, и то, как ведут себя органы охраны общественного порядка, и рестораны, где любит собираться интеллигенция.

После выполнения первого поручения ЦРУ его могут использовать и в дальнейшем, если Вашингтон одобрит результаты пробной «командировки» в Румынию. В случае получения от такого журналиста ценной информации, ему могут определить в ЦРУ регулярное месячное жалованье. 

По словам Т. Маккоя, ЦРУ использовало американских журналистов в Италии для сбора информации среди политических деятелей, с которыми по различным причинам считали неудобным встречаться американские дипломаты, в Испании - для сбора информации об испанских военных объектах.

Некоторые из этих американских журналистов, работающих на ЦРУ, тщательно засекречены. Бывший помощник директора ЦРУ Джон А. Бросс рассказал Лури, что он знал одного такого журналиста. Еще будучи молодым корреспондентом, тот работал в Западной Европе и «был нанят ЦРУ в качестве полнокровного тайного агента».

Он был не просто осведомителем, получавшим небольшое жалованье и случайные гонорары за выполняемые услуги. Он был в полном распоряжении ЦРУ как тайный сотрудник, его личность была настолько засекречена, что Бросс два года прослужил директором отдела тайных операций в Восточной Европе, прежде чем он узнал фамилию журналиста.

Одна из функций этого агента заключалась в том, чтобы следить за коммунистами из социалистических стран Восточной Европы, приезжающими в Западную Европу. По словам Бросса, ныне этот агент занимает «очень ответственный пост» в средствах массовой информации.