Давление на директора

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-29Попробуем представить, что могло вынудить Колби сделать признание, которое, как понятно каждому, он выдавил из себя с трудом.

Явления и события, связанные между собой и несвязанные, которые создали непреодолимое давление на директора ЦРУ,- можно было бы разбить на три группы.

I. ЦРУ не могло не опасаться так называемых макрекеров «разгребателей грязи». В конце 60-х - начале 70-х годов по разным причинам, связанным в первую очередь с провалом вьетнамской политики Вашингтона, крахом планов построения «великого общества» президента Линдона Джонсона и с возникшим в результате всего этого «кризисом доверия» общественности к государственной власти, бизнесу, большой прессе, среди либеральных журналистов и либеральных изданий вспыхнул новый интерес к макрекерству.

В результате американский парод узнал о различного рода коррупции, охватившей власти и бизнес, о тайных пружинах внешней и внутренней политики правительства, об огромном влиянии военно-промышленного комплекса, в том числе ЦРУ, на формирование политики. Эта критическая направленность, получившая также название «разоблачительный журнализм» (мы будем пользоваться этим переводом, хотя английское выражение investigative journalism можно перевести и как «журналистское расследование»), вслед за либеральными органами печати стала проникать в умеренные и даже консервативные издания, где была по-своему профильтрована, лишена социального звучания.

Редакторов американских буржуазных изданий тянуло к раскапыванию сенсаций («мусора» и «грязи») по той причине, что это не только укрепляло их позиции, но и вело к росту тиражей, а следовательно, и доходов. Они хорошо знали, что эти сенсации никак не затрагивают основ буржуазного строя, ибо вину можно свалить на какую-то конкретную личность. Ни крупные, ни средние, ни мелкие органы печати не сторонились «разоблачительного журнализма» - макрекерства, направлявшегося и против реакционеров, и против либералов.

Мало кто из бойких американских репортеров, да и маститых, мог удержаться от соблазна отличиться на этом поприще. Вице-президент Спиро Агню в ноябре 1969 года по решению Белого дома начал резкую критику «либеральных» газет, продолжавшуюся с разной степенью интенсивности до отставки Никсона (август 1974 года).

Ее целью было приостановить, заглушить струю «разоблачительного журнализма» вообще и периодическую направленность ее против республиканской администрации в частности. Опасения у ЦРУ в отношении макрекеров не были беспочвенны. Хотя тот же Андерсон, как сообщала американская печать, в нескольких случаях по просьбе ЦРУ воздерживался от публикации попавших к нему в руки материалов, вместе с тем был движим погоней за славой и долларами и поэтому не всегда оставался в рамках дозволенного.

Андерсон, в частности, давал разоблачительные залпы и по ЦРУ. Так, он первым в 1972 году опубликовал данные о сотрудничестве корпорации «International Telegraph & Telephone Company» с ЦРУ в борьбе против правительства С. Альенде в Чили. Этими материалами располагали и другие вашингтонские журналисты, но они не осмеливались писать о них до тех пор, Пока их не использовал Андерсон.

Небеспочвенность тревог ЦРУ в отношении макрекеров подтвердилась с особой силой примерно через год, когда в декабре 1974 года Сеймур Херш опубликовал в «The New York Times» статьи о противозаконной деятельности ЦРУ внутри США. Творчество макрекеров облегчается тем, что в Вашингтоне различные политические круги и бюрократические группировки, включая и ЦРУ, защищая или продвигая свои интересы, прибегают к помощи журналистов.

Преднамеренно «просачивая» через репортеров, обозревателей, редакторов в печать, на радио и телевидение действительные факты или вымыслы, они наносят удары по соперничающим ведомствам. Нередко в таких случаях играют роль и чисто личные мотивы - вражда между собой отдельных «сильных личностей», которые стремятся насолить друг другу.

Несколько особняком стоит другая категория лиц, служащих источником сведений для макрекеров. Это - чиновники, дающие разоблачительную информацию по каким-либо принципиальным соображениям. Некоторые из них искренне надеются исправить злоупотребления и такое положение вещей, которое, по их мнению, вредит интересам всего общества.

Они сознательно идут на риск, зная, что предоставление конфиденциальной информации может навлечь на них гнев ФБР и других сыскных органов, повлечь за собой тюрьму. Эту категорию лиц окрестили в США «подающими сигнал». Против них и вступающих с ними в контакт журналистов ведется ожесточенная борьба со стороны ЦРУ, ФБР, Пентагона, полиции.

С этой целью все большее число телефонов подслушивается в нарушение закона, устраиваются слежки за всеми подозреваемыми, вскрываются личные письма. Из «подающих сигнал» наибольшую известность приобрел упоминавшийся Дэниел Эллсберг, передавший в печать в 1971 году секретные документы Пентагона о войне во Вьетнаме.

Наконец, при анализе отношений между Белым домом и большой прессой Америки осенью 1973 года нельзя упускать из виду, что многие органы печати в связи с «уотергейтским скандалом» требовали немедленной отставки Р. Никсона. Различные правительственные ведомства, включая ЦРУ, безусловно, старались не получить синяков в «войне между президентом и прессой», как охарактеризовал происходившее историк и публицист Теодор Уайт («The Guardian», September 30, 1975).