Маскировка под связь с общественностью

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-2Мы видим диапазон манипулирования средствами массовой информации, которое ЦРУ ведет в 12-этажном здании национальной прессы, где размещаются десятки и сотни вашингтонских бюро и отделений газет, журналов, радиотелевизионных компаний США и других стран. Не брезгуют даже журналами-путеводителями.

Прибегают к маскировке под фирмы по связи с общественностью. Далее мы видим тип агентов, которых ЦРУ уполномочивает на проведение подобных манипуляций. Наконец, в фигуре, поступках, делах Ханта персонифицируется фактическое отсутствие разграничений между пропагандистскими операциями и взломами, шантажом, а также акциями, оставляющими после себя следы настоящей крови.

Подтверждается бытующий в ЦРУ, как пишут его бывшие сотрудники, взгляд, что «разведка бесшовна», т.е. все операции в ней неразрывно связаны. Ханты представляют собой наиболее опасную категорию агентов, направляемую ЦРУ либо непосредственно в органы информации, либо в смежную с ними сферу рекламы и связей с общественностью.

Никто из американских журналистов не взялся высказать вслух мнение о том, в какой мере - полностью или не совсем - оборвали связи с ЦРУ бывшие его сотрудники, работающие ныне в средствах массовой информации. Но еще более таинственную категорию журналистов представляют те из них, которые и по сей день работают на ЦРУ. Для них удостоверение корреспондента, редактора, фотокорреспондента, телеоператора служит лишь прикрытием их подлинной шпионской профессии.

Впервые намек на существование такой категории работников средств массовой информации американская общественность получила в 1967 году, после разоблачений, начатых журналом «Remparts». Сошлемся на слова корреспондента газеты «The Washington Post» Уолтера Пинкуса: «В прошлом ЦРУ нанимало журналистов, устанавливая с ними официальные и неофициальные отношения.

В 1960 году мне предложили полностью работать па ЦРУ за границей. В то время я был вашингтонским корреспондентом трех газет, выходящих в штате Северная Каролина. Я отклонил предложение, но в том же году совершил две поездки за рубеж на международные молодежные конференции. Обе поездки были организованы и оплачены ЦРУ. В 1967 году написал в газете «The Washington Post» об этой связи с ЦРУ» («The Washington Post», January 16, 1976).

Нетрудно догадаться, почему У. Пинкус ждал семь лет - с 1960 по 1967 год, - прежде чем сесть за машинку и написать статью о том, что он сотрудничал с ЦРУ. В тот момент не его одного среди вашингтонских журналистов, как и представителей других профессий, обуял страх, что всплывет их связь с ЦРУ. У Пинкуса не выдержали нервы, и он сел за машинку, а затем, когда в 1976 году начался очередной раунд разоблачений связей журналистов с ЦРУ, повторил свое признание.

Разоблачение коснулось и Американской газетной гильдии - профсоюза редакционных работников США, насчитывавшего в своих рядах около 35 тысяч репортеров, редакторов, обозревателей. С 1961 по 1967 год ЦРУ предоставило около 1 млн. долл. гильдии, а точнее, ее казначею Чарльзу А. Перлику-младшему.

Деньги перечислялись на специальный счет гильдии, носившей название «фонд международных отношений». Официально они предназначались для финансирования международных программ Американской газетной гильдии, а неофициально - для создания агентуры ЦРУ среди латиноамериканских журналистов.

Когда связи ЦРУ с гильдией стали достоянием гласности, Перлик сделал вид, что ему было неизвестно, откуда поступали деньги. «Когда вам протягивают деньги на тарелочке,- заявил он,- бывает очень трудно сказать: «А где берете их вы?»... Этот вопрос я никогда не задавал. Это нас никогда не касалось. Все, что я знаю - так это то, что меня никогда не просили о каких-либо услугах» (CJR, November/December 1972).

Однако возмущение рядовых латиноамериканских и североамериканских журналистов вынудило Перлика закрыть представительства гильдии в Риоде-Жанейро и Панаме, приостановить оказание «помощи» профсоюзам газетчиков в Латинской Америке. «Это - трагедия,- с наигранной скорбью говорил Перлик,- но мы не имеем возможности продолжать. Мы нашли такое средство коммуникации с журналистскими профсоюзами других стран, которое не компрометировало профсоюзные принципы, даже хотя шедшие на это деньги поступали из правительственного ( т.е. ЦРУ) источника».

То, что на языке Перлика не было компрометацией профсоюзных принципов, на самом деле было их грубым попранием. В сознание латиноамериканских газетчиков гильдия внедряла буржуазные концепции «свободы прессы», стремилась привить им ненависть к коммунизму (Ph.Agee. Op.cit., p.169).

Филипп Эйджи, проливая дополнительный свет на тайную деятельность гильдии, отмечал, что в странах Латинской Америки она служила «крышей» для операций ЦРУ в так называемой Межамериканской федерации газетных работников.