От чего зависит карьера журналиста

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-13В конце 1976 году ЦРУ взялось за то, чтобы доказать «малоэффективность» советской оборонной промышленности.

Оно пустило в обращение «новейшие исследования», которые, как сообщал в «The New York Times» сотрудник международного научного центра имени Вудро Вильсона в Принстоне (штат Нью-Джерси) Уолтер Клементс-младший, содержат вывод, что в прежних оценках эффективность советской оборонной промышленности была «завышена в два раза» (December 16, 1976).

У нас нет желания полемизировать с ЦРУ на эту тему. Однако, прежде чем делать заключения, что «русские отстают от США почти во всех сферах современной военной техники», ЦРУ не плохо было бы еще раз вдуматься в слова, сказанные почти 30 лет назад известным ученым, одним из основателей Компартии Великобритании, П. Даттом: «Реакционеры с чересчур богатым воображением уже не раз обжигались на том, что в своих расчетах исходили из предполагаемой отсталости советской науки и техники».

Десятилетиями ЦРУ руководило обширными программами опытов по установлению с помощью наркотиков и других средств контроля над поведением людей, над их умственной и физической деятельностью. Напомнив в газете «Daily World» об этих бесчеловечных опытах, прогрессивный американский публицист Виктор Перло провел параллель между ними и выпуском фальшивок типа докладов о советской экономике.

Это, подчеркнул Перло, операции ЦРУ по установлению контроля над мышлением всего населения США. Изобретение домыслов о «кризисах» советской экономики, затушевывание фундаментальной крепости советской экономики, по его словам, преследуют разные цели, в том числе отвлечение внимания американского народа от инфляции, безработицы, девальваций доллара, удорожания стоимости бензина, электроэнергии и так далее («Daily World», September 10, 1977).

В данном случае вновь остро встает вопрос, который поднял еще в 50-х годов американский историк А. Шлезингер-младший. Как должен поступать американский журналист, когда он знает, подозревает или интуитивно чувствует, что его хотят использовать как «инструмент психологической войны»?

Сам историк уклонился от определенного ответа, более того, он намекал, что у вашингтонских журналистов нет иного выхода, как способствовать осуществлению «трюков психологической войны». Большая часть американских буржуазных журналистов продолжает покорно выполнять роль «инструментов» и по сей день.

Поэтому борьба против таких методов, идущих, кстати, вразрез с провозглашаемыми в США канонами «объективности» прессы, становится все более актуальной задачей.

Ее актуальность подчеркивается и упоминавшимися разоблачениями опытов по установлению контроля над поведением людей, ибо, как сообщала в сентябре 1977 года газета «The New York Times», один из руководителей этой программы, биохимик Сидни Готлиб, одновременно возглавлял «работы ЦРУ над методами психологической войны» («The New York Times», September 8, 1977).

Неясно, над кем проводил доктор Готлиб эти свои эксперименты. Не над американскими ли журналистами? Не отсюда ли проистекают некоторые болезненные фантазии, которыми они порою наполняют свои материалы?

В ЦРУ высоко ценится умение работать с американскими корреспондентами и редакторами. Неплохую карьеру в центральной разведке сделали благодаря своему опыту многие журналисты. До крупных чинов дослужились там бывший зарубежный корреспондент «Chicago Daily News» и «St. Louis Post-Dispatc» Уоллас Дьюл, бывший зарубежный и вашингтонский корреспондент АП Джозеф Гудвин (CJR, September/October 1974).

Бывший филадельфийский журналист Генри Плезантс продвинулся до поста начальника службы ЦРУ в ФРГ. Выполняя функции главного резидента американской разведки в Бонне, Плезантс продолжал свою журналистскую деятельность.

Он был внештатным музыкальным критиком «The New York Times» и «International Herald Tribune». Хорошо разбираясь в классической музыке и джазе, резидент ЦРУ разъезжал по музыкальным фестивалям в Европе. У него были отличные отношения с прессой в Бонне (The Invisible Government. Op.cit., p.134-135,267).