«Факел свободы» в Индокитае

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-17После того как с помощью того же Лэнсдейла программа «умиротворения» была запущена на конвейер, руководство ею перешло к Роберту Номеру, который до этого возглавлял Управление для международного развития, а еще ранее занимал ответственные должности в ЦРУ (V.Marchetti and J.Marks. Op.cit., p.246).

Своим заместителем Комер сделал тогда еще малоизвестного Уильяма Колби, для которого война во Вьетнаме послужила отличным трамплином. В 1973 году он достиг кресла директора ЦРУ. Выпускник Принстонского и Колумбийского университетов, юрист по образованию, Колби служил в годы второй мировой войны в УСС (Управление стратегических служб).

В ЦРУ он приобрел репутацию эксперта по Дальнему Востоку. С 1959 по 1962 год был начальником базы ЦРУ в Сайгоне, с 1962 года - начальником дальневосточного отдела тайных подрывных операций ЦРУ. В этом качестве он руководил набиравшими темп операциями ЦРУ в Юго-Восточной Азии, в том числе «секретной» войной в Лаосе, который, по словам известного американского публициста Д. Холберстэма, был превращен в «фактическую колонию ЦРУ» (David Halberstam. The Best and the Brightest. New York, 1972, p.87).

С 1968 по 1971 год Колби возглавлял все операции по «умиротворению» народа Южного Вьетнама. Особенно прочную славу у американской реакции снискала ему программа «Феникс», ставившая целью уничтожение всех заподозренных в активных связях с национально-освободительным движением. Особенностью ее было то, что ЦРУ, по словам В. Маркетти и Дж. Маркса, создало «гигантскую систему слежки и допросов, которая охватила всю страну, вплоть до каждой деревушки» (V.Marchetti and J.Marks. Op.cit., p.31).

Эти же авторы подчеркивают, что «Феникс» была «односторонней американской программой», к которой правительство Южного Вьетнама не имело никакого отношения. Колби создал во всех 44 провинциях Южного Вьетнама центры допросов, где применялись «самые зверские пытки» (p.246).

Правда, они совершались наемниками ЦРУ - «лицами вьетнамской национальности», однако это не снимает ответственности с тех, кто ими руководил,- лицемерных поборников «свободы», провозглашавших своей целью «защиту демократии» в Индокитае. О плодах этого «цивилизованного» террора поведал в 1971 году на слушаниях в конгрессе сам У. Колби.

За три года в рамках программы «Феникс» было уничтожено 20 587 вьетнамцев. Приведя эту цифру, В. Маркетти и Дж. Маркс добавляют, что, по оценкам сайгонского режима, число уничтоженных составило 40 994 человека. Честные американцы, прогрессивная мировая общественность гневно заклеймили эти и другие преступления империализма США в Индокитае.

Тем не менее и по сей день виновники преступлений пытаются оправдаться перед судом истории. В январе 1977 году, например, Уильям Колби спустя уже год после ухода в отставку с директорского поста ЦРУ доказывал, что такие, как он, были во Вьетнаме носителями «факела свободы».

В статье, опубликованной в «The Washington Post» и перепечатанной многими газетами США и других капиталистических стран, Колби потребовал, чтобы правительство США не шло на нормализацию отношений с Социалистической Республикой Вьетнам до тех пор, пока СРВ не выполнит ряд условий.

Одно из них - «реабилитация» и «предоставление возможности выезда из нового Вьетнама тем, кто служил во время войны Соединенным Штатам или был тесно связан с нами, находясь на службе южновьетнамского правительства» («The Guardian», January 27, 1977).

Колби впору самому сидеть на скамье подсудимых за преступления во Вьетнаме, он же демагогически утверждает, будто во Вьетнаме нарушаются «права человека», и ратует за реабилитацию служивших ему в операции «Феникс» палачей и других заплечных дел мастеров. Другие условия Колби представляют собой не менее циничные и абсурдные попытки вмешательства во внутренние дела социалистического единого Вьетнама.

Они выдают с головой силы, стоящие за Колби (прежде всего ЦРУ) и стремящиеся не допустить разрядки напряженности в районе Юго-Восточной Азии. Инспирируемая ЦРУ враждебная антивьетнамская пропаганда не утихает, рассказывал летом 1977 года в беседе с автором этой книги один известный вьетнамский журналист.

Радиостанции, которые размещались ранее в Южном Вьетнаме, вынужденно переместились теперь в Таиланд и на Гуам. Оттуда, используя бежавших из Вьетнама предателей народа, они ведут разнузданную кампанию клеветы и дезинформации. Они пытаются убедить граждан СРВ, будто страна охвачена «антикоммунистическими мятежами», будто преследованиям подвергаются католики и буддисты и т.п.

Итак, ученикам и последователям Лэнсдейла недолго пришлось сидеть в тени. Не в силах больше творить кровавые дела на территории Вьетнама, империалистические круги вновь налегают на «черную» и «серую» пропаганду, вновь хватаются за уже неоднократно битые методы «психологической войны», забывая, что ни железный кулак депюи, ни приемы колби, ни ухищрения лэнсдейлов не принесли империализму США никаких лавров, кроме позора поражения, кроме гнева и возмущения миролюбивых народов земного шара.

На примере действий ЦРУ в Юго-Восточной Азии вырисовываются основные контуры и параметры пропагандистских операций американской разведки:

  • «черная» и «серая» пропаганда против национально-освободительных движений, против народов, строящих социализм;
  • установление влияния над средствами массовой информации в странах с антинародными режимами; создание там полностью подконтрольных ЦРУ органов печати и вещания;
  • «промывание мозгов» в союзе со «свободной прессой» американской общественности;
  • околпачивание собственных американских корреспондентов.

Неприглядные методы! Еще более выпукло обнажились они в результате разоблачения пропагандистских действий ЦРУ в Латинской Америке.