Программа «умиротворения»

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-18Нго Динь Дьем, по отзывам знавших его людей, был поначалу крайне неуверенным в себе человеком. Заслугой Лэнсдейла было то, что он вселил в Дьема уверенность.

Это сказал один из бывших подчиненных Лэнсдейла и тут же добавил: «Думаю, Лэнсдейл вселил в него даже чересчур много уверенности» («The Washington Post», September 29, 1968).

Как же не стать самонадеянным, если инспирированная ЦРУ пропаганда дошла до того, что возвела Дьема в ранг «способнейшего лидера Азии» («Newsweek», June 29, 1960).

Зазнавшееся «чудо Вьетнама» по этой и другим причинам перестало устраивать Вашингтон. И то же ЦРУ, которое проталкивало его в «президенты», благословило против него заговор - кровавый заговор, который привел в октябре 1963 года к падению «способнейшего лидера».

По крайне загадочному стечению обстоятельств за день до убийства Дьема его «тень» - бригадный генерал Лэнсдейл получил повышение: он был произведен в генерал-майоры ВВС США. И в тот же день Лэнсдейл официально вышел в этом звании в отставку!

Поэтому в следующий раз, когда Лэнсдейл появился в Сайгоне, он уже носил ранг дипломатического посланника. В этом официальном качестве он пробыл там с 1965 по 1968 год, т.е. в самый разгар интервенции США. Вновь испеченный «дипломат» уверял южновьетнамцев, что он больше не связан ни с ЦРУ, ни с Пентагоном.

Но новые правители в Сайгоне были убеждены, что Лэнсдейл по-прежнему возглавляет операции ЦРУ. Особняк посланника стал излюбленным местом времяпрепровождения «президента» Тхиеу, «премьера» Ки, других военных и политических лидеров режима, владельцев и редакторов южновьетнамских газет и др. («The Washington Post», September 29, 1968).

Лэнсдейл и подчиненная ему группа из десяти человек «прочесывала», по словам корреспондента газеты «The Washington Post» Дж. Маффере, Сайгон и другие города Южного Вьетнама в поисках людей, обладавших «подлинным даром лидеров». Тех, кому «посчастливилось» быть отысканным и Лэнсдейлом, ожидала судьба либо Дьема, либо Тхиеу, который бежал со своими приспешниками из Южного Вьетнама в 1975 году.

В заслугу Лэнсдейлу ставится и появление на свет пресловутой программы «умиротворения» Южного Вьетнама. «Посол Лодж, - пишет Д. Эллсберг, - поручил генералу Лэнсдейлу неблагодарную работу - координировать усилия всех гражданских органов и ведомств США, направленные на «умиротворение». Слово «умиротворение» было пущено в обиход еще французами. Мы же официально называем эту программу «революционное развитие».

Вьетнамские кадры для проведения этой программы подготовлены, вооружены и оплачены ЦРУ» (Daniel Ellsberg. Papers on the War. New York, 1972, p.150-151).

ЦРУ же готовило и содержало специальные «пропагандистские команды» для участия в «революционном развитии». Лэнсдейлу не были подчинены действия американских вооруженных сил по «умиротворению».

Не исключено, что это была одна из причин трений, возникших между ним и военным командованием, которое после превращения «маленькой грязной войны» в «большую грязную войну» с пренебрежением стало относиться к «неортодоксальным» методам рыцаря «плаща и кинжала».

Когда Д. Эллсберг прибыл однажды в 1-ю дивизию армии США, то ее командир бригадный генерал Уильям Депюи, характеризуя свои методы «умиротворения», заявил: «У меня не много веры в силу нашего ума, я верю только в силу нашего огня». То ли Лэнсдейл не выдержал, что его третируют, то ли он перестал быть нужен в Южном Вьетнаме, но в 1968 году он возвращается в Вашингтон.

Чувствуя, что дела во Вьетнаме проиграны, он пишет статью для престижного журнала «Foreign Affairs». Явно полемикой с такими, как генерал Уильям Депюи, отдавало от слов Лэнсдейла в статье, когда он утверждал, что он не верит в возможность победы над вьетнамцами, если США будут «концентрировать свои усилия только на физическом уничтожении противника», «опираясь преимущественно на мускулы и материальную мощь» («Foreign Affairs», October 1968, vol.47, №1, p.93,98).

Теоретик и практик психологических и других «неортодоксальных» методов борьбы, он отнюдь, не выступал против стратегии «выжженной земли», призывая лишь сочетать ее с «силой ума». Но тогда такие советы в расчет не принимались.