Департамент по координации политики

Автор: Petrusenko. Опубликовано в Спецслужбы и СМИ

is-28Рекомендации опытного разведчика Алена Даллеса были активно поддержаны тогдашним министром обороны США Дж. Форрестолом, что открыло им «зеленый свет» в Совете национальной безопасности.

Такова одна из версий зарождения тайных подрывных политических операций. Ее авторы Д. Уайз и Т. Росс. Другая версия в принципе почти не отличается от первой.

Ее автор, историк Анна Каралекас, называет те же причины зарождения тайных подрывных операций, что фигурируют и у Д. Уайза с Т. Россом. В первую очередь это - «ужас, в который пришли творцы политики США от победы коммунистов в Чехословакии в 1948 году и забастовок в странах Западной Европы, возглавленных коммунистами».

Анна Каралекас считает, что начавшиеся в 1948 году подрывные операции ЦРУ были задуманы Джорджем Кеннаном, возглавлявшим тогда Совет планирования политики государственного департамента. Как известно, в то время Дж. Кеннан был «архитектором» пресловутой внешнеполитической доктрины «сдерживания коммунизма», направленной своим острием против Советского Союза. Он не отрицал и своей причастности к организации тайных операций («The Guardian», December 2, 1976).

Поначалу ответственность за их проведение возлагалась на ЦРУ, государственный департамент и министерство обороны. Но оперативный механизм монтировался в стенах ЦРУ под командованием Фрэнка Визнера - матерого разведчика, служившего во время второй мировой войны резидентом Управления стратегических служб в Стамбуле и Будапеште, а затем в Берлине.

Визнеру было предоставлено право придумать название новому механизму. Тот дал своему детищу безобидное имя - Департамент по координации политики. Кстати, столь же мирно выглядела вывеска, за которой на 24-й улице северо-западной части Вашингтона скрывалось тогда ЦРУ - Управление печатных изданий правительства США.

«Под этой невинной ширмой Визнера, - пишут Д. Уайз и Т. Росс, - США развернули широким фронтом тайные политические операции. Отдельно существовал Департамент специальных операций, проводивший секретные действия по сбору разведывательных данных... 4.01.1951 года оба департамента были объединены в новый Отдел планирования, который получил полный контроль над секретными операциями всех видов» (The Invisible Government. Op.cit., p.100).

Отдел планирования стал абсолютной вотчиной ЦРУ, за этим столь же невинным названием скрывался штаб «грязных трюков». Аллен Даллес был патроном отдела планирования, а Ф. Визнер его правой рукой. Их рвение, а также благосклонное отношение ко всей стратегии подрывных операций со стороны влиятельных правящих кругов не замедлили сказаться.

История свидетельствует, отмечает А. Каралекас, что департамент по координации политики рос стремительно - с 302 сотрудников в 1949 году до 6000 - в 1952 году, за это же время расходы на его содержание поднялись с 4,7 до 82 млн. долларов, составив 74 процента всего бюджета ЦРУ («The New York Times», June 8, 1976).

Вокруг службы подрывных операций вспыхнула конкуренция: там были выше зарплаты и более быстрое продвижение по службе, чем в других отделах. А. Каралекас обращает внимание еще на одну характерную черту подрывных операций. Офицеров ЦРУ поощряли за организацию максимального числа «проектов», осуществлявшихся без особо тщательного наблюдения из центра в США, без контроля со стороны ответственных руководителей.

10.02.1953 года президент Д. Эйзенхауэр назначил Аллена Даллеса директором ЦРУ. Его брат Джон Фостер Даллес возглавил государственный департамент. Помимо родственных уз братьев объединял фанатический антикоммунизм. Этим предопределялось все, в том числе и развертывание Центральным разведывательным управлением тайных подрывных операций. 

Кто бы ни был «крестным отцом» департамента «грязных трюков» - Дж. Форрестол, или А. Даллес, или Дж. Кеннан,- его босс Фрэнк Визнер хорошо знал, что ему делать. От него ждали активного участия в крестовом походе против коммунизма, который лежал в основе политики «холодной войны».

Эта общая установка, предопределявшая стратегию, тактику и методы подрывных операций, распространялась и на пропагандистские акции ЦРУ, которые, как уже было сказано выше, входили составной частью в набор «грязных трюков».

 Окидывая взором 50-е годы, В. Маркетти и Дж. Маркс пишут: «Подрывные операции против коммунистических стран Европы и Азии продолжались, при этом акцент делался на тайную пропаганду, проникновение в молодежные, профсоюзные и культурные организации и манипулирование ими.