Человек и капитал

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Собственничество

w-038Ценность человека в мире капитала обусловливается «не объективной полезностью его труда, его способностей, свойств и качеств для общества, а наличием у него денег, капитала, его шансами на участие и победу в конкурентной борьбе, конъюнктурой этой борьбы».

Социально-экономическое положение лица оказывается важнее, нежели его индивидуальные особенности, «самоутверждение человека как личности осуществляется прежде всего и главным образом в форме обладания».

Буржуазная пресса, радио, телевидение эксплуатируют индивидуалистическое стремление к обладанию в своих далеко идущих пропагандистских целях. «Сверхрабочий Макс Квотерман, который зарабатывает 400 фунтов стерлингов в неделю как подручный штукатура, планирует построить для себя особняк стоимостью в 100 тысяч фунтов, сообщала однажды английская «Daily Mail».

Переноска сверхбольших грузов штукатурки в сверхлопате дала Максу его нынешний 50000-фунтовый дом и 6000-фунтовую спортивную машину марки «Lotus». В августе он купил новый автомобиль «Rolls Royce» за 20 тысяч фунтов. «Но наш новый дом превзойдет все, заявил Макс.

Он осчастливит мою семью на несколько лет. Тем, кто недоволен Британией, я говорю, что есть один определенный путь прогресса добросовестная работа тяжелой лопатой».

Как видим, рассказ газеты о чернорабочем, обладающем богатырской силой, превратился не просто в панегирик материальному благу. За юмористическим обыгрыванием слов «прогресс» и «лопата» проглядывает вполне определенное стремление - поставить одну из главных индивидуалистических ценностей - жажду обогащения - на службу интересам капитализма, внушить трудящимся, что благополучие каждого зависит только от его личного прилежания.

Безудержная проповедь страсти к богатству неразрывно связывается со всемерным поощрением потребительства, которое, по наблюдениям социологов, завоевывает все более прочные позиции в капиталистическом обществе и в буржуазной психологии.

Например, один из видных представителей современной социологии, Э. Фромм, даже считает, что капитализм эволюционизировал от «накопляющей ориентации» в XIX веке к «потребляющей» в XX веке. «Потребление, отмечал этот ученый, стало не только страстной целью жизни большинства людей, но также и добродетелью. Современный потребитель - человек, покупающий в рассрочку, - показался бы неразумным и аморальным растратчиком своему деду, так же как последний показался бы отвратительным скрягой своему внуку».

По словам другого американского исследователя, Р. Миллса, «идолы предприимчивости и трудолюбия» сменились в буржуазном общественном сознании «идолами досуга и потребления», а точнее говоря, подчинились им.

По мнению того же Э. Фромма, в настоящее время капиталистическая экономика «столкнулась бы с жестоким кризисом, если бы люди - рабочие и средние классы - не должны были тратить большую часть своего дохода на потребление, а охотнее делали бы накопления».

Но это только одна сторона дела. Ориентация на потребительство необходима буржуазии в целях не только экономических, но и идеологических, ибо она порождает «обывателя, думающего лишь о том, как бы удовлетворить свои личные эгоистические стремления в сфере буржуазного быта, и послушного воле правящих классов в сфере экономики и политики».