Общность интересов и целей

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Собственничество

bj-40Люди практически всех возрастов пользуются услугами различных клубов, а ушедшие на пенсию становятся его пожизненными членами, и многие из них заходят сюда время от времени встретить старых друзей».

Как явствует из текста, многотиражка «Cape News» стремится внедрить в сознание читателей чувство причастности к «единой трудовой семье», всеобщей гармонии интересов.

Но что реально встает за буржуазной пропагандой «совместности»? Подлинный коллективизм основывается, в первую очередь, «на общности интересов и целей деятельности». А такой общности не может быть при частнособственнических социальных отношениях.

Как указывала Компартия Великобритании, для преодоления экономического кризиса в стране необходимо «заморозить» цены и ввести над ними жесткий контроль, прекратить вывоз капитала за границу, сократить военные расходы, расширить внешнюю торговлю, особенно со странами социализма, провести национализацию ключевых отраслей промышленности.

Однако английский правящий класс отвергает этот путь. Он стремится решить экономические проблемы за счет снижения жизненного уровня трудящихся. Поэтому, призывая рядовых англичан помнить о благе страны, буржуазная пропаганда фактически призывает их жертвовать своими жизненными интересами ради укрепления частнокапиталистической экономики, ради роста прибылей монополистов.

Подобный «коллективизм» оборачивается групповым индивидуализмом господствующего класса, той самой «иллюзорной коллективностью», о которой говорили К. Маркс и Ф. Энгельс. Столь же несостоятельным оказывается и «коллективизм» работников отдельного капиталистического предприятия, проповедуемый в буржуазных многотиражках.

Как указывал классик, «монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней...». Призывая рабочих прилежно трудиться на фирму, внутренние издания капиталистических предприятий зовут их не к труду на благо общества. Фактически они стремятся подчинить усилия личности достижению успеха одной монополии в конкурентной борьбе с другой.

Это все тот же групповой индивидуализм, но не на уровне господствующего класса в целом, а на уровне его отдельной фракции. В данном случае традиционный буржуазный индивидуализм лишь принимает новую форму, соответствующую государственно-монополистической стадии развития капитализма.

В самом деле, пропаганда борьбы за успех концерна, по сути, культивирует все те же индивидуалистические ценности - свободное предпринимательство и конкуренцию. За тезисом буржуазной пропаганды «благо фирмы - твое благо» стоит «ложная идея гармонии интересов труда и капитала».

Удовлетворение материальных потребностей трудящихся «ставится в непосредственную зависимость от повышения прибылей корпораций». На практике это сплошь и рядом ведет к проповеди конформизма.

Выражаясь в подчинении определенному стандарту поведения, конформизм «иногда кажется просто несовершенной формой коллективизма. На самом деле он вырастает из тех же социальных корней, что и индивидуализм: в основе обоих лежит представление о коллективе как о некой внешней силе. Только в одном случае с этой силой пытаются бороться, а во втором ей пассивно подчиняются».

Такое подчинение нередко носит характер голого расчета. Буржуазный конформизм «есть по своей природе соблюдение норм «приличия ради» и предполагает наличие иных «содержательных» мотивов деятельности, по отношению к которым является чисто внешней оболочкой».