Чтиво и жестокость

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Собственничество

bj-44Количество и качество насилия еще не являются характерной чертой «массовой литературы».

В трагедиях В. Шекспира немало крови, однако, от этого он не стал представителем «массовой литературы». Все дело в том, во имя чего проливается кровь.

«Всего обыкновеннее слышать жалобы на страсти, но как справедливо сказал Мабли: чем страсти сильнее, тем они полезнее в обществе; направление их может быть только вредно», говорил Н. Лобачевский.

Итак, вредны не страсти сами по себе, какими бы они ни были бурными, а их направление, цель, способ удовлетворения, которые и определяют социальную цену этих страстей.

Творчество Шекспира несет в себе высокий гуманистический идеал, и насилие в его пьесах призывает к борьбе со злом и жестокостью. Совершенно иная картина наблюдается в произведениях «массовой литературы», начисто лишенных общечеловеческих идеалов. Насилие в них служит формой утверждения индивидуализма, является решающим фактором в схватке, где побеждает сильнейший, убирая со своего пути неугодных ему людей по законам капиталистических джунглей.

И самое опасное здесь состоит в том, что эта норма поведения окрашивается в привлекательные тона, подается в розовом свете, иными словами, насилие в «массовой литературе» романтизируется. Ведь не случайно герои, совершающие самые жестокие акты насилия, наделяются привлекательной внешностью, находчивостью, мужеством и многими другими качествами, создающими им в глазах обывателей ореол героизма.

Вместе с этим процессом читатель подсознательно оправдывает насилие, совершаемое таким героем, принимает его как должное и закономерное. Так рождается терпимость к жестокости.

Американские исследователи Н. Хьюз и Д. Джеферсон выявили интересную деталь, подтверждающую факт романтизации героев «массовой литературы». Они провели сравнительный анализ литературных героев детективов и преступников и соответствующих им персонажей в реальной действительности.

В итоге оказалось, что первые, как правило, гораздо более образованные (некоторые посещали даже колледж, чего не обнаружилось в действительности), на добрый десяток лет моложе, почти все разведены и ведут холостяцкий образ жизни, что также отличало их от реальных персонажей. Кроме того, в литературе все герои были профессионалы, в то время как в жизни это случалось довольно редко.

Однако если большинство видов газетно-журнальной продукции, так или иначе, заигрывает с насилием, то один комикс полностью отдан ему на откуп. Комиксы появились в США в конце прошлого века, затем американский опыт позаимствовали другие страны.

Причиной тому был большой и неизменный успех их как у детской, так и у взрослой аудитории. В жанровом отношении комикс представляет собой причудливую смесь традиционных форм «массовой культуры» - вестерна, детектива и мелодрамы.

Монстры, чудовища, ведьмы, драконы и т.п. все они мирно уживаются с детективами, индейцами и добродетельными девицами. Этот вид комиксов нашел сейчас настолько широкое распространение, что ему посвящены специализированные журналы; в США, например, регулярно выходят «Creepy», «Eerie», «Vampirella» и др.

Все они выпускаются издательством «Warren Magazine» и как бы дополняют друг друга: «Creepy» специализируется на потусторонних силах; «Eerie» проявляет склонность к фантастике, живописует межпланетных пришельцев в самых различных видах; «Vampirella» дополняет сюжеты первых двух по части секса.