Символы богатства и их роль

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Собственничество

w-012Сложную идеологическую и психологическую задачу в воздействии буржуазной пропаганды на умы и чувства читателей выполняют символы богатства. Богатство Синатры, тот самый мир сказки, столь влекущий рядового обывателя, с упоением, платонически наслаждающегося чужой роскошью за отсутствием собственной.

Так мещанская душа, которая стремится к «возвышению», получает своеобразное удовлетворение.

Не столь безобидны, как могут показаться на первый взгляд, и вкрапления политического характера - упоминание о кандидате в президенты в тот период Рейгане, бывшем на свадьбе, мэре Вагнере, муже подруги невесты, который оказал поддержку Картеру. Внешне аполитичные, мещански нацеленные, они выполняют важную политическую, идеологическую и социальную функции.

Те же задачи, что и семейные, и биографические очерки, выполняют рассказы, комплексно воссоздающие мещанский образ жизни в беллетризованной форме. Имитируя реальность, они воплощают «имидж» мещанина и его идеи через жизнеподобные картины и образы. Проблемы таких рассказов, как правило, мелкие, семейные, цель их - сосредоточить внимание читателя на вопросах быта и надуманно психологических переживаниях.

Материальных проблем для их персонажей не существует. Конфликт, если он присутствует, никогда не выходит за рамки семейных отношений. Обязательные мещанские атрибуты рассказов - дома с их обстановкой, одежда действующих лиц, путешествия с характеристикой отелей, завтраков, подарков и тому подобное - умело вплетены в чувствительно-сентиментальное или нарочито показное психологическое повествование.

Стандарты рассказов обычно соответствуют двум типам мещан: для преуспевающих - с рекламно-подстрекательским подтекстом; для неудовлетворенных - с препятствиями, переживаниями по незначительному поводу; «Happy End» (счастливый конец) - обязательное условие для всех. При сопоставлении двух типичных рассказов в «Ladies Home Journal» - «Отчим» и «Брак, чтобы жить» выявляются все те же обязательные мещанские компоненты, характерные для шаблонов семейных и биографических очерков и мещанских стандартов в целом. В центре первого - сложности взаимоотношений отчима и падчерицы.

Изображаемый фон призван стимулировать благоденствующих мещан: новый дом с четырьмя спальными комнатами, две из которых отданы девочке - для сна и игр, смакование рождественских подарков, описание свадебной церемонии с банкетом на 50 персон, путешествие в Италию с изнурительно длинными подробностями об отелях, портье, еде и питье.

Другой рассказ построен на антитезе, которая призвана вызвать симпатии читателя к семье, где есть дети, и осуждение, где их нет. Соответственно формируются детали изложения - два дома («выставочный интерьер», «кукольный дом» - в одном и «маленькие раны и беспорядок, связанный с детьми» - в другом); двое мужчин - глав семейств (один - блестящий летчик, великолепно выглядит в летной форме, другой - с мятым галстуком, не умеет не только водить машину, но и починить кран).

Эти рассказы типичны для «Ladies Home Journal» и буржуазной журналистики в целом. Эрзацы вместо подлинно художественных произведений служат внедрению мещанства не только в жизненный уклад, психологию и мировоззрение людей, но и в творческую сферу, в литературу и искусство.