Личность, как предмет рекламы

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Дегуманизация личности

w-005Предметом рекламы становится отнюдь не сама личность кумира, а его внешность, манера держаться, одежда, т.е. пропаганда подходит к нему как к одному из товаров, способных принести немалую прибыль с точки зрения бизнеса и идеологического воздействия на молодежь.

Безнравственна сама по себе и практика превращения той или иной личности в идола, поскольку она навязывает этим людям порой чуждые им нормы поведения, взгляды, принципы, заставляет их жить по уготованным сюжетам сенсаций.

Часто их жизнь кончается тоже сенсацией: самоубийство Мэрилин Монро, смерть от наркотиков Элвиса Пресли, алкоголизм и помешательство Риты Хейуорт и т.д. Нередко они доживают свой век в полном забвении, как вещи, вышедшие из моды.

Безнравственна эта практика и по отношению к тем сотням и тысячам молодых людей, которых цинично превращают в стандартизированную толпу идолопоклонников, сознательно калеча их внутренний мир, обедняя его.

Уважение человеческой личности, ее достоинства, человеколюбие, подразумевающее сострадание и сочувствие, чуткость и взаимопомощь, являются основой истинно гуманных отношений между людьми. Однако буржуазная пропаганда способствует тому, что отношения между людьми принимают антигуманный характер.

Это проявляется, в частности, и в том, что в буржуазном обществе за человеколюбие выдается всего лишь филантропия, которая подменяет милостыней истинную заботу о судьбе человека, его счастье. Буржуазная печать, радио и телевидение широко рекламируют благотворительные мероприятия, деятельность различных фондов и организаций, учреждаемых представителями правящего класса.

Порой пресса выступает сама в роли подобных «благодетелей», когда публикует письма читателей о денежной помощи, тем самым узаконивая унижающие достоинство людей подачки в попытке примирить их с жестокой реальностью.

Вот три заурядных примера из французского женского журнала «Elle», заурядных, с точки зрения тех, кто мелким шрифтом, в подбор, за очередным порядковым номером печатает объявления о человеческих трагедиях рядом с образцами моделей для верховой езды, тенниса и гольфа: «Помощь поможет этой матери, собирающейся разводиться (трое детей: 3, 4 и 9 лет), дождаться первой зарплаты»; «Испытывая недостаток в средствах, эта мать шестерых детей, живущая в провинции, не имеет возможности навестить свою тяжелобольную дочь, госпитализированную в Париже.

Ее муж, жертва несчастного случая, не работает уже много месяцев. Помощь была бы необходима»; «Молодая женщина, одна воспитывающая годовалого ребенка и не имеющая никого, кроме слепого, лишенного средств отца, переживает очень трудный период. Мы просим дать для нее 200 франков».

Такие трагедии не являются предметом для сенсаций, это типичные примеры из жизни капиталистического общества, гуманизм которого не поднимается выше милостыни обездоленным, лишенным элементарных человеческих прав. Филантропия буржуазной пропаганды проявляется также и в том, что определенная часть ее продукции, так называемая «индустрия грез», преподносит людям иллюзии счастливой жизни взамен реальной действительности.

Она обманывает их, заставляя верить, что не все плохо в окружающем мире, что добро должно восторжествовать над злом, тем самым призывая к пассивности, к убежденности в незыблемости существующих порядков, а следовательно, и в их социальной справедливости.