Как подняться на верх жизни

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Дегуманизация личности

str-20Что же делать, чтобы с самых низов подняться на «верх жизни»? На Западе есть множество фильмов-подсказок, например телефильм, поставленный режиссером Р. Хауфом.

В процессе производства имел рабочее название «Карьера Франца Блюма», роман же Б. Дриеста называется «Ожесточение Франца Блюма».

Совершенно очевидно, что такие понятия, как «ожесточение», или «обращение к жестокости», и «карьера», в данном случае, по мысли авторов, взаимосвязаны. Таков и лейтмотив фильма.

Франц Блюм, молодой человек, не лишенный интеллекта и внешней привлекательности, оказавшись за решеткой, никак не может найти общий язык с заключенными рецидивистами и потому вынужден терпеть побои и унижения, особенно от тех, у кого, что называется, кулаки намного крепче головы.

str-21Только уразумев, что среди заключенных царят те же страх, насилие, коррупция, обман, подлость, какие господствуют и за стенами тюремного лагеря, Блюм начинает постепенно осваиваться в казавшейся ему поначалу столь необычной обстановке.

Он организует в лагере, заключенные которого режут на болоте торф, свое «дело», применяя при этом все методы капиталистического «свободного» хозяйствования: от вербовки «наемных работников» и их эксплуатации до насильственного подавления противников.

Блюм преуспевает в своем «бизнесе» и становится лагерным «королем», от одного его слова может измениться судьба человека. И когда «король» с помощью своих «наемников» ликвидирует заключенного, не пожелавшего примкнуть к его банде, он получает... досрочное освобождение из лагеря за «хорошее поведение».

Автор романа «Ожесточение Франца Блюма» заявил в интервью журналу «Stern», что тюрьма стала для него «важнейшим жизненным опытом». Такую же роль она сыграла и в судьбе его героя, в совершенстве овладевшего наукой «выживания» в буржуазном обществе.

Итак, общество, основанное на насилии, не может не утверждать его как норму, как нечто само собой разумеющееся; насилие утверждается ежедневно, ежечасно миллионными тиражами газет и журналов, через радио и телеканалы, на киноэкранах.

Показ его стал одной из главных статей дохода буржуазных «масс-медиа», тем элементом, который привлекает буржуазную публику, ибо она видит в насильственном акте все то же утверждение собственнического «я», осуществляемое через механизм идентификации с героями, совершающими насилие. В то же время и лицезрение чужих страданий, унижений может служить как бы моральной компенсацией собственных неудач и обид.

Таковы, пожалуй, главные истоки «спроса» на демонстрацию насилия, который в свою очередь искусно раздувается и поощряется богатым «предложением». Получается вроде бы заколдованный круг, из которого потребителю вырваться очень трудно.

Культ насилия, как ржавчина, разъедает ныне буквально все сферы жизни капиталистического общества, все формы его духовной (а вернее было бы сказать - бездуховной) деятельности. Демонстрация крайних проявлений насилия выдается, чуть ли не за откровение Современного искусства.