Внедрение культа насилия в массовую культуру

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Дегуманизация личности

str-12Глубокое внедрение культа насилия в так называемые художественные телепередачи естественный результат засилья его во всей «массовой культуре», составной частью которой такие телепроизведения и являются. 

Однако именно в телевизионных серийных передачах, среди которых в авангарде стоят многосерийные телефильмы - вестерны, детективы, исторические серии и триллеры (фильмы ужасов), этот культ достиг своего апогея.

Чтобы оправдать закономерность его существования, сторонники «массовой культуры» создали ряд теорий, призванных доказать пользу культа насилия, особенно в зрелищных формах искусства - театре, кино и на телевидении.

Одна из них, «теория шока», утверждает, что выведение зрителей из равновесия приносит несомненную пользу, так как разрушает их состояние самодовольства.

Другая, так называемая теория катарсиса, использует знаменитый тезис Аристотеля о возвышенном очищении души через обращение к самым низким человеческим инстинктам. Данную теорию поднимают на щит проповедники культа насилия в сфере телевидения, утверждая при этом, что мысленное соучастие зрителей в актах насилия, демонстрируемых на телеэкране, является для них своеобразной отдушиной, так как дает выход их агрессивным инстинктам.

Однако существуют и другие точки зрения по поводу реакции зрителей на демонстрацию насилия, может быть и не бесспорные, но решительно опровергающие полезность подобных актов.

Во время потребления триллеров «массовой культуры», считает западногерманский публицист Г. Эбелинг, «самый непосредственный читатель или зритель, у которого от страха волосы на голове становятся дыбом, а на лбу выступает холодный пот, хранит в каком-то закоулке своего мозга мысль о том, что этот ужас не всамделишный». Отсюда возникает, замечает Г. Эбелинг, далеко не безобидная привычка видеть в литературных и экранных произведениях ужасов только «своеобразную игру» и «наслаждаться» такими творениями «как чем-то нереальным, как игрой.

Привыкнув к этому, мы начинаем испытывать точно такое же чувство, когда видим на телеэкране в своей комнате действительные ужасы, например умирающего от голода ребенка». Насилие в упаковке «маскульта», заключает публицист, «учит нас смеяться над тем, что страшно, шутить со смертью, учит нас разводить самые глубокие переживания водичкой стандартизированных псевдосантиментов», и в этом его реальная опасность.

Проблема насилия в телепередачах стала настолько острой и злободневной, что серьезно встревожила прогрессивную общественность капиталистических стран.

Во многих из них развернулось широкое движение протеста против чрезмерного увлечения телевидения насилием и сексом. Начали создаваться различные комитеты и комиссии, в задачи которых входило выяснить, влияет ли насилие на телеэкране на рост преступности в реальной жизни, особенно среди детей и подростков. Этим вопросом занимались деятели самых различных профессий - психологи, социологи, педагоги, юристы, медики, журналисты и просто представители общественности.