Просмотр через «вуаль»

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Дегуманизация личности

str-16В Германии для показа сцен интимного характера, стали использовать такую специфически телевизионную форму, как фильмы-эссе, посвящаемые различным «проблемам сексуальной революции» или «критическому анализу» порнографии.

Оказалось, что в этих передачах можно показать больше порнографии (и с меньшими материальными затратами), чем в специальных порнофильмах. Авторы фильмов о порнографии оправдывают выбор темы «благими» намерениями: они хотят вместе со зрителем сопоставлять, размышлять, спорить, например, о том, следует ли расценивать непристойности, как критическое отношение к обществу.

В телефильме, который был показан несколько лет назад по первому каналу и который так и назывался - «Непристойность как критика общества?», вопрос, вынесенный в титры, остался без ответа. Зато зритель получил довольно полное представление о возможностях современной «сексуальной акробатики».

Тогда же по телевидению ФРГ демонстрировался еще один фильм с сомнительно глубокомысленным названием - «Угнетение женщины проявляется прежде всего в поведении самой женщины». Несмотря на заявленную проблему эмансипации, фильм словно был снят лишь для того, чтобы впервые на западногерманском телеэкране показать (крупным планом!) молодого человека в одежде Адама (и даже без фигового листка), разглядывающего в зеркале свои мужские достоинства.

Затем последовали документальные фильмы о так называемых секс-ярмарках, периодически устраиваемых в разных городах Западной Европы, в том числе и в ФРГ, Один из них - «Что отличает мужчину?» - репортаж о секс-ярмарке в Оффенбахе, главным аттракционом которого был западногерманский студент, который согласился за 300 марок гонорара сбросить с себя все одежды и вопрошать у посетительниц ярмарки (перед телекамерой, разумеется): «Считаете ли Вы меня мужчиной?»

А когда по первому каналу был показан телефильм X. Мишвицки с длинным, «проблемным» названием «Не гомосексуалист противоестествен, а ситуация, в которой он живет», то стало ясно, что западногерманское телевидение, несмотря на все табу, не отстает от кинематографа по части смакования извращений и распутства в соответствии с духом нынешнего «свободного» буржуазного общества.

X. Мишвицки, известный, впрочем, более под псевдонимом Роза фон Праунхайм, создал не что иное, как рекламу гомофилии, которой, по мысли автора, несправедливо отказано в праве на «свободное самовыражение». Безобразные, унижающие человеческое достоинство сцены, снятые в общественных туалетах и пивных подвалах, должны, согласно замыслу X. Мишвицки, агитировать в защиту прав человека на извращенность, в защиту того самого «подлинного Я», которое, по Фрейду, заглушается и подавляется неким «сверх-Я», т.е. существующей моралью, писаными и неписаными законами общества.

Второе немецкое телевидение (вторая программа в ФРГ) также не отстает от веяний времени, в данном случае от моды на порнографию, стараясь при этом сохранять серьезную мину, подобающую «общественно-правовому» институту (каковым должно быть западногерманское телевидение, если следовать букве закона). И здесь был найден свой подход к теме - тележурналы (а также разовые передачи) о фильмах вообще и в частности о порнофильмах, которые предоставляют телевидению широкие возможности в выборе и показе «всего лучшего» (самого неприличного, сального), что появилось на большом экране.

«Раньше серьезные люди до смешного спорили о допустимом показе голого тела» - так заявил однажды руководитель отдела развлекательных программ Западнонемецкой радиотелевизионной организации (одного из вещательных центров ФРГ) Г. Рорбах, причем под «серьезными людьми» он, конечно же, подразумевал тех, от кого зависит, чем потчуют массового зрителя.

Однако послушаем Г. Рорбаха дальше: «Теперь положение изменилось. Отныне не обнаженная грудь является чем-то предосудительным, а красное знамя». Вот и весь секрет рекламируемой в буржуазном государстве «абсолютной свободы» деятелей искусства, ее социально-политическая подоплека - что угодно, только не «красные» идеи.

Низведение духовных запросов аудитории до самого примитивного уровня, замена любви «голым» сексом, вытеснение духовного физиологическим - все это часть определенной жизненной философии, унижающей человеческое достоинство, философии, которую проповедуют создатели буржуазной «массовой культуры».

Разрушение моральных норм, выдаваемое за «раскрепощение человека», на деле лишь уводит массы в капиталистическом мире от борьбы за подлинное, а не иллюзорное раскрепощение. И совершается это при самом прямом и интенсивном воздействии на аудиторию читателей и зрителей продукции средств массовой информации и пропаганды.