Переосмысление понятий

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Прогресс и мир

bj-6Переосмысление нацистами понятия «пропаганда», их диверсионные происки в рабочем движении создали долговременную основу для нападок на коммунистическую пропаганду и идеологию со стороны «ортодоксальных» буржуазных политологов.

В нацистскую агитацию уходят также корни модного ныне противопоставления ленинизма марксизму. В целом, однако, фашистам были  присущи откровенное поношение коммунистов, ложь и клевета. Характер их агитации полностью подтверждал слова В.И. Ленина: «Когда идейное влияние буржуазии на рабочих падает, подрывается, слабеет, буржуазия везде и всегда прибегала и будет прибегать к самой отчаянной лжи и клевете».

Верхом антикоммунистического трюкачества нацистов стал аншлаг на первой полосе «Фелькишер беобахтер» от 11.04.1923 года: «Большевизм - еврейская месть. 40 миллионов мертвых русских - справедливое возмездие». «Эти слова, так начиналось сообщение под аншлагом, - характеризуют суть статьи Фритьофа Нансена, появившейся в «Фоссише цайтунг» от 1923 года» и так далее.

Таким образом создавалось прежде всего впечатление, что в статье, действительно опубликованной знаменитым полярным исследователем в либерально-буржуазной газете, говорилось о «40 миллионах жертв большевистской революции».

На самом же деле это клеветническое утверждение содержалось лишь в комментарии к крайне тенденциозному изложению статьи Нансена, в которой автор, побывавший в Советском Союзе с международной миссией помощи голодающим пораженного засухой Поволжья, упоминал, в частности, об официальном антисемитизме в дореволюционной России.

На страницах же «Фелькишер беобахтер» был изобретен диверсионный тезис о «советском рае», оформлявшийся даже иногда в виде рубрики. Утверждая, что большевики уже на другой день после прихода к власти обещали превратить Россию в рай, гитлеровские фальсификаторы опровергали придуманное ими «обещание» посредством обширных цитат из критических материалов советской прессы начала 20-х годов, стремившейся внести свой вклад в преодоление опустошительных последствий гражданской войны, иностранной военной интервенции и неурожая.

Откровенный характер выступлений советской печати и советских руководителей преподносился как «холодный цинизм», бичевавшиеся ими выходки нэпманов подавались под заголовками вроде: «Пьянка советских бандитов».

То, что рассказывал о тяжелом положении в Советской России той поры немецким трудящимся специально в целях солидарности коммунистический журнал «Совьет-Русланд им бильд», замалчивалось. Вместо этого публиковались филиппики вроде следующей: «А в Германии «немцы» борются за райскую Советскую Россию».

Немецкие фашисты были предтечами американского сенатора Маккарти в эксплуатации стереотипа «коммунист - агент иностранной державы». Они пытались вытравить из сознания немецкого, а затем и других народов мысль о том, что может существовать коммунистическая партия, действующая в интересах нации.

Избегая именовать коммунистов собственной страны немцами, национал-социалисты употребляли выражение «немецкие коммунисты» главным образом тогда, когда речь шла об эмигрантах-антифашистах, которым нужно было причинить неприятности в стране пребывания. Фашисты не допускали мысли о законности существования национальной коммунистической партии.