Предупреждение было

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Прогресс и мир

bj-8До начала тридцатых годов ХХ века, антикоммунистический «крестовый поход» национал-социалистов преследовал по преимуществу внутриполитические цели, а с приходом Гитлера к власти сосредоточился на международных делах.

В то время как коммунисты предупреждали мировую общественность, что Гитлер это война, фашисты плели интриги вокруг первого в истории государства рабочих и крестьян, пытаясь создать против него единый военный фронт ведущих капиталистических держав, причем, например, в Англии, не говоря уже о Японии, немецкий «фюрер» и итальянский «дуче» снискали откровенные симпатии лорда прессы Ротермира с его «Дейли мейл», а в США нашли опору в изданиях Херста и Люса.

Коронным «аргументом» этих происков стал жульнический тезис о «кознях Коминтерна», внедрявшийся параллельно с военными приготовлениями, которые не могли не беспокоить руководителей Советского Союза, и дополнявшийся утверждением, что Коминтерн всего-навсего «исполнительный орган правительства Советов». Этапной вехой в этой кампании стал 1935 год, когда состоялся VII конгресс Коминтерна, посвященный выработке тактики борьбы против глобальной угрозы фашизма.

Пытаясь перехватить инициативу в борьбе за мировое общественное мнение, немецко-фашистские подстрекатели еще за четыре с половиной месяца до открытия конгресса опубликовали в «Фелькишер беобахтер» сенсационную фальшивку, в которой утверждалось, что Советский Союз жаждет войны в целях ускорения мировой революции.

Она была призвана посеять подозрения и у правительств капиталистических держав, и среди коммунистов разных стран, и даже среди советского крестьянства, во внутриполитическом же отношении преследовала цель «прополоскать мозги» немцам ровно за неделю до введения всеобщей воинской повинности для интенсификации подготовки к захватнической войне.

Фальшивка о стремлении Советского Союза к войне задала тон последующим сообщениям в фашистской и милитаристской прессе о всемирном форуме борцов за мир и демократию. Японская «Асахи» беспардонно охарактеризовала конгресс как «провокацию в отношении всего цивилизованного мира». Это-то как раз и была большая ложь антикоммунистов.

Конгресс действительно бросал вызов, но только фашистам и милитаристам, ради выработки тактики борьбы с которыми он и собрался. Но он не был направлен против буржуазии в целом. Это, кажется, поняли тогда антикоммунисты из лондонской «Таймс», отмежевавшись на всякий случай от национал-социалистов посредством статьи «Две диктатуры», где утверждалось, что фашисты в сущности ничем не отличаются от коммунистов.

Такое абсурдное заявление не было новостью для коммунистов, но для фашистов оно таило угрозу внутриполитической изоляции в странах с буржуазно-демократическими режимами, а также изоляции фашистских государств на международной арене.

Поэтому с опровержением статьи в «Таймс» тотчас выступила «Фелькишер беобахтер», а впоследствии эта статья послужила затравкой для «гигантской» антикоммунистической речи Геббельса на съезде НСДАП в сентябре 1935 года. Основу речи составляло отождествление фашистских режимов с «мировой цивилизацией» и соответственно извращение подлинного смысла решений VII конгресса Коминтерна.

Свою пагубную лепту утаивания от населения капиталистических стран действительного смысла решений VII конгресса Коминтерна внесли и антикоммунисты либерального толка. А это привело к тому, что в политическую практику отдельных стран под предлогом борьбы с коммунизмом протаскивались фашистские тенденции.