«Оправдание» насилия и рабства

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Расы и нации

str-9Картина начинает меняться только тогда, когда открывается период колониальной экспансии европейцев и когда возникает необходимость найти оправдание насилию и гнету, объявив тех, кого европейцы... обратили в рабство, или тех, чьи страны они подвергали эксплуатации, низшими или не принадлежащими к человеческому роду».

Капитализм, утверждая себя как более прогрессивный по сравнению с феодализмом строй, заявлял о равенстве всех людей от рождения.

Поэтому его идеологам необходимо было примирить выдвигавшийся лозунг о свободе, равенстве и братстве с работорговлей, истреблением индейцев, узаконенной системой рабовладельческого труда в южных штатах Америки и африканских колониях, скрыть, что все эти явления естественные и органичные порождения капитализма, обнаружившего новый источник сверхприбылей, и тщательно замаскировать его.

Для оправдания преступной практики колонизаторов оказался удобным и был использован тот факт, что африканцы и индейцы внешне отличались от европейцев (в первую очередь цветом кожи) и уровень их общественного развития не соответствовал тогдашним нормативным стандартам западноевропейской цивилизации.

Именно эти естественные отличия подвергались мистификации - на их основе было провозглашено биологическое превосходство белой расы и биологическая неполноценность черной и «красной», право первой господствовать над вторыми. Этим различиям была не только дана нормативная оценка (хуже, лучше), но и приписана социальная роль - определять общественное положение, права и обязанности.

Окончательно расистская идеология утверждается к середине XIX века - времени упрочения капиталистических отношений в европейских странах и Соединенных Штатах Америки. Одновременно с зарождением расистской идеологии возникает потребность в распространении расистских идей, в популяризации расистских мифов, в разъяснении массам необходимости и оправданности рабства, колониальных войн, истребления коренного населения порабощенных стран и т.д., т.е. в расистской пропаганде.

Эта задача возлагалась на устное и печатное слово. Первыми пропагандистами расизма стали церковь и буржуазная печать. Одним из самых древних расистских мифов был миф о негре или индейце недочеловеке.

Он защищал право убивать краснокожего (поскольку он оказался непригоден для работы на хлопковых плантациях) и обращать в рабство чернокожего. В 1550 году Хуан Гинее де Сепульведа, описывая «американских туземцев», утверждал, что они не являются «разумными существами», что «индейцы так же отличаются от испанцев, как обезьяны от людей или как звериная жестокость от человеческой нежности».

М. Лонг в «Истории Ямайки» характеризовал чернокожего: «Нельзя утверждать, что негры совершенно неспособны к цивилизации, ведь можно и обезьян обучить есть, пить, отдыхать и одеваться, как люди; но среди всех видов человеческих существ, открытых до сих пор, они, видимо, принимая во внимание природную низость их ума, являются наименее способными достигнуть того, чтобы мыслить и поступать как люди».

Характерно то, что черты, которыми наделил автор черного, приписываются ему расистами и сегодня: «Они не имеют никаких моральных чувств, никаких наклонностей, кроме как к женщине, обжорству и чрезмерному пьянству, никаких желаний, разве что побездельничать».