Разжигание вражды в СМИ

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Расы и нации

w-054Если северная пресса США в отличие от южной старалась избегать явно расистских выпадов в адрес черных американцев, то все ее лицемерное благодушие мгновенно улетучивалось, когда дело касалось цветных народов других стран, на которые зарился, поскольку ему становились тесны национальные границы, монополистический капитал США.

Захват Гавайских островов, Пуэрто Рико, Кубы и Филиппин сопровождался самой разнузданной расистской пропагандой, причем всегда рекламировавшая свою «независимость» американская пресса в угаре «патриотизма» открыто заявила, чьи интересы она представляет.

В январе 1899 года респектабельная «San Francisco Argonaut» писала: «Вздернуть малайцев на дыбу, поломать им ноги, подвергнуть их пытке огнем и расплавленным свинцом, сварить этих повстанцев заживо, испытать на них другие изощренные орудия пытки, в которых затрещат их кости, - вот методы, которые произведут впечатление на малайцев и покажут им, что мы настроены серьезно».

Так расизм, после того как США встали на путь грабительских войн и колониальной экспансии в страны Латинской Америки и Азии, начал обслуживать внешнеполитические интересы американских монополий. Америка не была исключением, она просто последовала практике западноевропейских держав, занявшихся колониальным грабежом несколько ранее, выдавая его за суверенное право белого человека.

В период перехода мирового капитализма в его высшую стадию - империализм и выхода монополистического капитала на международную арену расистская пропаганда приобрела ряд особенностей, которые в значительной степени характерны для нее и в наше время. Речь идет о ее функциях, содержании и методах.

Расистская пропаганда из орудия внутренней политики превращается также и в орудие внешней политики, начинает использоваться реакционными кругами не только в целях подавления национальных меньшинств в капиталистических странах, но и в целях раздувания шовинистических настроений при подготовке и во время колониальных и империалистических войн. Расистская пропаганда начинает опираться на новую, «рациональную» мифологию, творцом которой стала буржуазная наука.

Теоретические разработки основоположников «биологического» расизма, чьи первые обобщающие труды появились в середине XIX века, велись по двум направлениям. Во-первых, «научно» обосновывалось право белого человека господствовать над черным. За черным уже признавалась принадлежность к человеческому роду, но он объявлялся существом более низкого порядка по сравнению с белым, «неполноценным» по своим от природы данным качествам - интеллектуальным, психическим, духовным, моральным.

Вся «научная» аргументация сводилась к одной идее: «черный несет проклятие самой природы». Во-вторых, с тех же псевдонаучных позиций обосновывалось право на мировое господство одной из наций. На основе внешних морфологических и анатомических признаков одни белые провозглашались более полноценными, чем другие.

Так был создан миф об «арийской» расе. «Родоначальником» расистской «теории» считается француз граф А. де Гобино. Он же первым разработал «арийскую» доктрину в своем четырехтомном труде «Опыт о неравенстве человеческих рас» (1853-1855 гг.). Но расизм Гобино носил явно выраженный классовый характер: его «арийская» раса - это аристократия независимо от ее национальной принадлежности, а народ, чернь составляет низшую, неполноценную расу.

В «национальном аспекте» арийская теория была разработана последователями Гобино: X. Чемберленом, Л. Вольтманом, О. Аммоном (Германия), Ж. Ляпужем (Франция), Д. Хайкрафтом и Б. Киддом (Великобритания), М. Грантом (США), которые связали ее с социал-дарвинизмом, с концепцией о «выживании наиболее приспособленных».