Вектор ненависти в СМИ

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Расы и нации

str-17Теория белого шовинизма, провозглашавшая превосходство белого над черным, и арийская доктрина, установившая иерархию внутри самой белой расы, во многом совпадали и развивались параллельно, но не случайно усиленная разработка последней начинает вестись одновременно в Германии, Франции, Великобритании и США, когда столкнулись колониальные интересы монополий этих стран и на повестку дня после выхода на международную арену американского империализма встал вопрос о новом переделе мира.

Вслед за арийским «нордическим» мифом возникают «тевтонский», «англосаксонский» и «кельтский», которые использовались пропагандой враждующих стран в период подготовки и в ходе первой мировой войны.

Причем националистическая пропаганда в это время, если судить по тем характеристикам, которыми «белые арийцы» награждали друг друга, ничем не отличалась от погромных речей южных расистов США, когда им нужно было организовать суд Линча.

3.10.1914 года английская газета «John Bull», издававшаяся в годы войны, заявила: «Наш долг вызвать в вашем воображении сцены бойни, изнасилований и грабежей, которыми повсюду отмечено продвижение германских войск» - и предлагала читателю представить, как «пьяный от крови немецкий солдат» насилует его жену. 

«John Bull», пишут английские исследователи, был первым органом, который начал обдуманно разжигать антигерманскую ненависть. В результате систематических и бесконечно грубых кампаний (пропагандистских) для общественного мнения Англии к концу войны была характерна убежденность, что немцы не являются людьми».

Важно подчеркнуть, что буржуазная пропаганда во всех случаях, когда она пытается увести гнев масс от истинного виновника той или иной кризисной ситуации - общественной системы, порождающей войны и суды Линча, монополистических и империалистических кругов, которым эти преступления несут экономические и политические выгоды, разжигает между народами расовую ненависть.

Более того, приписав народу Германии или черной расе всякого рода «дурные» качества, создав мифического врага, расистская и националистическая пропаганда тем самым оправдывает эти преступления и стремится обеспечить реакционным силам поддержку общественного мнения.

В эпоху империализма, когда национальный вопрос превратился в вопрос национально-колониальный, расизм и воинствующий национализм стали идейным оружием реакции во всех странах монополистического капитала.

Японский империализм для оправдания своих внешне-экспансионистских устремлений тоже использовал теорию превосходства японской «расы» над всеми остальными народами, в первую очередь народами Азии.

При этом «научные» изыскания японских «расоведов» также совпали по времени с вступлением Японии на путь колониальных захватнических войн. Теоретики «японизма», разрабатывая уходящий своими корнями в древнюю религию Синто миф об уникальном, божественном происхождении императора и народа Японии, делали упор, и это не случайно, на идею о якобы богом установленном праве японцев наводить порядок в мире.

Этот миф, после того как он был закреплен в первой конституции Японии от 1889 года, стал официальной доктриной, усиленно насаждавшейся как в мирное, так и в военное время. Газета «Noti», например, в сентябре 1894 года, когда Япония вела войну с Китаем, объясняла, что война отвечает целям «миссии Японии, призванной установить мир на Востоке, поднять флаг Восходящего солнца над Китаем».