Социальные последствия национального вопроса

Автор: Zasurskii. Опубликовано в Расы и нации

bj-1Поддержку и одобрение буржуазной печати США получали только не выходящие из рамок «законности» методы борьбы черной Америки.

Такая позиция была продиктована стремлением сдержать размах движения за гражданские права, придать ему реформистский характер.

Одновременно предпринимались попытки увести черное население от понимания действительных причин его угнетенного положения. «Хотя расовый вопрос имеет важные социальные последствия,- заявил «Reader’s Digest», - он представляет собой полностью моральную и духовную проблему»!

За эту идею, почерпнутую из трудов модернизаторов расистской теории, авторов концепции об инстинктивном характере расовой предубежденности, ухватился не только «Digest», но и вся американская буржуазная печать, поставленная перед необходимостью дать объяснение причин неполноправного статуса черных в США.

Виновником расового неблагополучия объявлялась расовая ненависть (т.е. опять природа человека), преодоление которой требует времени, а «некоторые интеграционисты, как черные, так и белые, пытаются уйти вперед за слишком короткий срок», указывал «Digest», не понимают, что «отношения между людьми меняются постепенно», что необходимо «культивировать понимание», а не устраивать демонстрации протеста.

Наряду с увещеваниями подобного рода в 60-х годах на страницах американской прессы широко пропагандировался еще один неорасистский тезис - о неизбежности расовых антагонизмов при любом общественном устройстве, об универсальном характере этих явлений в современном мире.

«Угнетение, сегрегация, цветные барьеры и антагонизмы в других странах часто развиты гораздо сильнее, чем в Соединенных Штатах, - утверждалось в статье, перепечатанной «Digestом» из журнала «US News and World Report» в октябре 1963 года. В качестве доказательства приводились примеры расового неблагополучия в... СССР.

Пускаясь на явную ложь, «Digest» пытался представить ленинскую национальную политику после Великой Октябрьской социалистической революции колониальной политикой «русификации», подавления национальных меньшинств мусульманского вероисповедания. Приписывал журнал и расовые предрассудки советским людям.

Буржуазная печать США взяла на вооружение антисоветские мифы для того, чтобы внушить черным американцам одну мысль: победа социалистической революции не в состоянии снять остроту расовых противоречий. Между тем не случайно именно в те годы начали говорить о «негритянской революции» в США. Вслед за Югом пришли в движение черные гетто северных городов.

Начиная со второй половины 60-х годов кровопролитные восстания черных, доведенных до последней степени нищеты и бесправия, стали регулярно сотрясать и Север. Тем самым обнаружилось, что расизм в Америке не ограничен географическими рамками, а представляет собой повсеместное явление.

«Либеральная» северная пресса делает резкий поворот вправо: отказывается от потерявшего пропагандистскую ценность тезиса «виновники расизма - южане», «черные борются против южного расизма» и одновременно от благожелательного освещения движения черных за гражданские права. Таким образом, недолгий период, когда буржуазная печать США ходила в «друзьях» у борющейся черной Америки, заканчивается, как только борьба принимает действительно массовый характер и центр ее смещается на Север.